Предыстория колокольного звона: возникновение церковного звона-призыва в восточнохристианских обителях

Ярмарка. Колокола Хорошо известно, сколь много значит для русского православия и в целом для русской культуры колокольный звон. Благовест на Руси — неотъемлемая часть» звучащий символ русской православной культуры. Однако традиция колокольного звона возникла не на Руси — она пришла сюда с прародины восточного христианства, с Ближнего Востока.


Становление практики церковного звона происходит за пределами «мира сего» в «пустынном житии» первых христианских обителей Египта, Синая, Палестины, Сирии, Малой Азии.

Первым иноческим «установлением», где упоминался сигнал, регулирующий жизнь монастыря, был общежительный (киновиальный) устав, или правила Пахомия Великого (2S7-346)1. Они известны в латинском переводе, сделанном в 404 г, Иеронимом Стридонским по коптскому оригиналу2. Позднее, около 425 г., этот устав был переписан Иоанном Кассианом для западных монастырей3. В конце XIX в. древне-восточные иноческие правила были собраны и переведены Феофаном Затворником в переложении для русских обителей4. Соотнесем сведения этих источников и определим примерный способ, средства и символику призыва пахомиевской обители в начале IV в.

Монастыри преподобного Пахомия, в отличие от уединенных келий первых отцов отшельничества, не были связаны с пустыней. Центральное место занимал «дом собрания», где проходили церковные службы; рядом находилась трапезная с примыкающей пекарней, значительную часть занимали жилые помещения5. Монастыри делились на «домы» — здания, где жили монахи, объединенные по роду занятий, на которые они назначались главой монастыря (аввой). Ведущими должностями считались также главы и экономы отдельных монастырей, а также главы «домов» и их заместители «вторствующие» (δεύτερος) или «недельные», которые пробуждали и собирали братию задолго до рассвета.

В «Паралипомене», источнике о жизни святого Пахомия, приводится следующий случай: «И, закрыв дверь, (Пахомий Великий) стал молиться Богу, прося открыть ему, каким будет будущее положение братьев и что произойдет с ними в последующее время. И продолжал он молитву от десятого часа до времени, когда братьям дали сигнал к ночной службе».6  Во время молитвы Пахомий увидел откровение о судьбах братии. «И когда он дивился на сказанное ему, тотчас дали сигнал к ночному собранию» 7 . В 5-м правиле встречается подобное указание: «Когда же ночью прозвучит сигнал, то не должен ты стоять у очага, который разжигается обычно для того, чтобы согреть тело и прогнать холод»8. В «Паралипомене» приводится рассказ «о прокаженном»: «И хотя он имел такую болезнь, никогда не пропускал собрание братьев и никогда, вплоть до самой смерти, не спал днем. И имел он обыкновение ночью, перед тем как отправиться спать, цитировать по памяти что-нибудь из Писания и затем спал до тех пор, пока не давали сигнал к ночной службе» 9.

В изложении Иоанна Кассиана встречается необычное указание о времени пробуждения. «Хотя каждодневная привычка заставляет пробуждаться в определенный час, тот, кому поручается напоминание о богослужебных собраниях или забота о службах, однако ж, заботливо и часто вникает в течение звезд, и не иначе, как уж точно узнав определенное для собрания время, зовет братии на дело молитвы»10. Следовательно, первый сигнал совпадал либо с особыми астрономическими приметами, либо с пением первых петухов11.

Нами были выявлены три основные группы сигнальных средств. Первым возможным вариантом был сигнал, подаваемый с помощью трубы. Так, правила блаженного Иеронима начинаются следующими словами: «И как только услышит звук трубы, зовущей на собрание, тотчас должен выйти из своей кельи; по дороге цитировать что-нибудь из Писания, пока не подойдет к дверям собрания»12. Тут же в ссылке А. Хосроев отмечает, что в греческих редакциях пахомиевского устава «Excerpta Graeca» о трубе не говорится (в тексте, относящимся к данному изданию, стоит слово φωνής — звук), хотя в Правилах сказано о том, что на службу созывали «звуком трубы» (vox tubae, σάλπιγξ — труба)13. В 9-м правиле также говорится: «когда раздастся звук трубы, зовущей на собрание, то тот, кто в течение дня опаздывает хотя бы к одной из (первых) молитв, должен быть подвергнут вышеуказанному наказанию и в трапезной должен стоять»14 . Действительно, в начале IV в. как в христианском богослужении, так и в светских мероприятиях в качестве сигнальных инструментов использовались трубы15. Этот обычай, как отмечает М. Макарова, удерживался долго: трубный призыв сохранился в некоторых монастырях (преимущественно синайских) даже в VI в., а в качестве отголоска древней традиции доживает до XIX в.16 . А. Хосроев считает, что блаженный Иероним при переводе на латынь Устава преп. Пахомия употребил выражение «звук трубы» в качестве метафоры для «ударения» деревянного била, созывающего братию на богослужебное собрание.

Било («древо»), как второй вариант призыва восточных киновий, представляло собой деревянную, а с VI в. металлическую дугообразную доску (клепало) самой различной формы. Ручное «древо» инок возлагал на левое плечо, а правой рукой производил удары молотком в четко ритмической последовательности. Большое и малое била вешались вблизи храма или даже в самом храме при помощи простейших приспособлений. В ссылках на тексты, где приводится упоминание сигнала, А.Г. Хосроев отмечает, что «ударение» совершалось с помощью так называемой коптской «таки» — деревянного стационарного била с металлическими подвесками и колечками17. В связи с этим Феофан Затворник приводит следующий текст из дионисиевской редакции правил блаженного Иеронима: «Как для собрания на Церковное молитвословие, так и для совершения молитв по домам, был даваем знак в било». «Как только услышан знак в било, всякий должен был тотчас выходить из келии и направляться к храму». «Как прежде сего зова никто не должен был выходить из келии, так после него оставаться в ней»18, или «Когда днем стук в било позовет в церковь, то пришедший позже на одну молитву получает епитимию от Аввы в Церкви и стоит в трапезе»19.

Наконец, отметим третий вариант призыва, достаточно необычный и спорный, имевший место в поздних киновиях Египта. Кассиан Римлянин в 12-й главе «Постановлений» приводит следующие слова; «сидя в келиях своих и занимаясь рукоделием и размышлением, как скоро услышит звук ударяющего в дверь (sonitum pulsantis), который зовет их на молитву или к какому-либо делу, то каждый тотчас выходит из своей кельи, так что занимавшийся письмом бросает писать на том месте, где застанет призыв, не смея даже докончить начатой буквы, ради послушания»20.

Подобный вариант «ударения» отмечается П.С. Казанским: «будильник, бодрствуя все время» по «рассмотрении положения» звезд» определял время ночной молитвы и будил иноков ударом в дверь деревянным (будильным) молотком»21. Неким противоречием по отношению к этому типу призыва является то, что в период пахомиева общежития иноки жили в отдельных кельях, которые никогда не закрывались. Келью нельзя было покидать после вечерней молитвы до утра, пока не позовут к общему собранию22 .

В «Правилах» Орсисия написано, «если кто встает ночью» чтобы цитировать Писание, а тот» кто с ним в келье спит, не поднимается для ночного цитирования, то (бодрствующий).,, должен выйти за дверь кельи и стучать по циновке, чтобы спящий встал... И если тот еще не встает» то (бодрствующий) должен звать его по имени, стоя за циновкой, пока он не встанет»23. По всей вероятности, келья не имела двери; вместо нее висела циновка, которая закрывала дверной проем. В 17-м параграфе тех же правил: «Если кто-то встанет ночью, чтобы цитировать (Писание), а тот, кто с ним в келье спит и не поднимается для ночного цитирования, то бодрствующий — он трезвеет и заботится о своей душе и о своем отношении к Богу, поэтому сон не может одолеть его — должен выйти за дверь кельи и стучать по циновке, чтобы спящий встал и прежде чем дадут сигнал к собранию начал цитировать (Писание) и чтобы произносил свои псалмы и свой отрывок (из Писания), которые он выучил наизусть. И если тот еще не встает, то (бодрствующий) должен звать его по имени, стоя за циновкой, пока он не встанет. А если он проснулся, но не хочет вставать, чтобы цитировать — причем нет никакой опасности или смертельной болезни, но наоборот, он силен перед Богом, но ленив, — то пусть проклятие лентяю, о котором говорят Писания, станет его уделом» 24.

В поздних правилах V в. отмечается, что удары производились в дверь колотушкой. Подобный сюжет встречается в Житии аввы Шенуты25. «Случилось же назавтра, что я пришел по приказанию моего отца и постучал дверной колотушкой» чтобы войти и получить благословение»26.
Отметим, что в некоторых обителях призыв совершался не единожды. В «Истории египетских монахов» говорится, что «некоторые из монахов приходили на Литургию только к третьему или четвертому знаку или сигналу (σημείων), так далеко они жили друг от друга»27.

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий