Река огненная, главы I- VII

VI

Теперь, я надеюсь, вы понимаете, как оклеветан Бог западным богословием. И Августин, Ансельм, Фома Аквинский и все их ученики внесли свой вклад в эту «богословскую» клевету. И это столпы западного богословия, учителя папистов и протестантов.

Конечно, эти богословы не говорят явно, что Бог – злое, страстное существо. Они, скорее, воспринимают Бога как узника, находящегося в цепях собственной превосходящей все силы, как заложника мрачного и неумолимого закона необходимости, подобного фатуму, который управлял языческими богами. Именно эта безличная необходимость вынуждает Бога воздавать злом за зло и не позволяет Ему прощать и забывать преступления, совершенные против Его воли, если только за них не будет предложено бесконечное удовлетворение.

Здесь мы затрагиваем очень значимый вопрос, – вопрос языческого эллинистического влияния на христианство. Языческий менталитет лежал в основании всех ересей. Он был очень силен на Востоке, так как Восток был перекрестком всех философских и религиозных течений. Но как мы читаем в Новом Завете, когда умножился грех, стала преизобиловать благодать (Рим. 5, 20). Так что когда разрастались ереси, православие начинало процветать. И хотя православие нередко подвергалось преследованиям со стороны власти этого мира, оно всегда выживало и торжествовало.

На Западе, напротив, языческий греческий менталитет вкрадывался ненавязчиво, без посредства явных ересей. Он вкрался в том числе благодаря многочисленным латинским текстам, принадлежащим Августину, епископу Иппонскому. Св. Иоанн Кассиан, живший на Западе чуть позже, понял, каким ядом могут послужить мнения Августина, и боролся против них. Но тот факт что книги Августина были написаны на латыни и были при этом очень объемными, не позволил греческим Отцам Церкви серьезно изучить их. Именно поэтому эти мнения не были своевременно осуждены, подобно анафематствованным на Востоке творениям Оригена.

Позже это привело к тому, что августинизм завоевал огромнейшее влияние в западной мысли и богословии. На Западе шаг за шагом греческий язык терял свои позиции, и книги Августина, написанные на латыни, то есть на языке, который там понимали, остались единственными из древних сочинений. Таким образом Запад воспринял в качестве христианского учения то, что во многих аспектах несло на себе языческие следы. Возрастание роли папы в Риме не давало возможности для здорового обсуждения этого положения дел, и в конце концов Запад погряз в гуманистической языческой мысли, которая преобладает там и до наших дней25.

Поэтому, с одной стороны, есть Восток, который говорил и писал по-гречески, то есть на языке древних Отцов, и остался по сути Новым Израилем с его традицией мысли и Священным Преданием, и, с другой стороны, есть Запад, который забыл язык Святых Отцов и, будучи оторван, отрезан от Восточной империи, унаследовал языческую греческую традицию мысли и языческий менталитет, на основе которого позднее и было сформировано западно-христианское учение.

В реальности оппозиция между православием и западным христианством есть ни что иное как увековечение оппозиции между духовным Израилем и язычеством. Мы не должны забывать, что Отцы Церкви воспринимали себя как истинных духовных детей Авраама, что Церковь воспринимает себя как Новый Израиль, и что православные люди, равно греки, русские, болгары, сербы, румыны и т.д., сознавали, что они призваны, как Нафанаил, быть истинными израильтянами, людьми Божиими (см. Ин. 1, 47). И в то время, как это являлось действительным сознанием восточного христианства, Запад все больше становился чадом языческих гуманистических традиций Греции и Рима.

VII

Каковы же были важнейшие признаки этого расхождения между сознанием Израиля и язычеством? Я специально привлекаю ваше внимание к этому очень важному вопросу.

Итак, если Израиль верит в Творца, то язычество верит в тварь. То есть, можно сказать, что в язычестве творение обожествляется. Для язычников Бог и творение – одно и то же. Бог в язычестве безличен, Он персонифицируется лишь во множестве мелких богов.

Израиль же (а когда мы говорим об Израиле, мы имеем в виду истинный Израиль, то есть духовного наследника Авраама, тех, кто имеет веру, данную Богом Его избранным, а не тех, кто эту веру потерял; действительные сыны Авраама – это Церковь Христова, а не просто потомки по плоти, то есть еврейская нация), истинный Израиль знает, что Бог и творение – два радикально различных вида существования.

Бог – самосуществующее, личностное, вечное, бессмертное существо. Он – Жизнь и Источник жизни, Существование и Источник существования. Бог есть единственное подлинное существование26.

Творение, напротив, не имеет существования в самом себе. Оно полностью зависит от воли Бога. Оно существует настолько, насколько того желает Бог. Оно не вечно. У него не было собственной сущности. Само по себе оно нуль, совершенное ничто. Оно и было создано из ничего27. Но само по себе, повторим, оно не имеет силы существования: оно продолжает существовать благодаря божественной энергии. Если гипотетически допустить, что эта любящая энергия Бога когда-нибудь остановится, то все творение, все сотворенные существа, имеющие разум и не имеющие оного, мгновенно отойдут в небытие.

Но мы знаем, что любовь Божия к Своему созданию вечна. Бог Сам открыл нам, что Он никогда не допустит, чтобы мы перешли в небытие, из которого Он некогда вызвал нас к жизни. В этом наша надежда, и Бог правдив в Своих обещаниях. Мы, сотворенные существа, ангелы и люди, будем жить в вечности, но не потому, что в нас есть сила вечности, а потому, что на это есть воля Бога, Который нас любит.

Сами же по себе мы ничто. В нас нет ни малейшей жизненной энергии, в нашей природе нет самостоятельной силы существования; та же, которая животворит нас, полностью исходит от Бога, – нашего в ней нет ничего. Мы прах земной, и когда мы забыли об этом, Бог по Своей милости попустил нам вернуться к тому, что мы есть, чтобы мы становились смиренными и на опыте познали, что мы ничто28. "Бог, – говорит св. Иоанн Дамаскин, – может сделать все, но не все из того, что Он может сделать, Он хочет сделать. Поэтому, хотя Бог и может уничтожить творение, Он не делает этого, потому что не хочет"29.

В Большом Евхологионе30, основной богослужебной книге Церкви, мы читаем: "О Боже, великий и все превышающий, Ты, Который Один имеешь бессмертие"31; "Ты единственный, по естеству дающий жизнь"32; "Ты Единый бессмертный"33; "Единый, бессмертный по Своей божественной природе"34. Это вера Израиля.

Каково же языческое учение? Язычество – результат потери связи с Богом. По причине множества грехов человечество потеряло возможность причащаться божественного Света и находиться в единстве с живым Богом. Следствием этого стало то, что люди стали воспринимать как нечто божественное творение, которое они видели перед собой каждый день. Язычество воспринимает творение как нечто самосущее и бессмертное, как то, что всегда существовало и всегда будет существовать. В язычестве боги – часть мира. Они не творили мир из ничего, они только придали форму вечно существующей материи. Материя может принимать различные формы. Формы преходящи, материя вечна. Ангелы, демоны и души людей – настоящие боги. Вечные по природе, как и сама материя, они, однако, выше, чем материя. Они могут принимать различные материальные формы в бесконечной чреде существования, но в сущности своей они остаются чисто духовными.

Так что в язычестве мы видим две фундаментальные характеристики: 1) приписывание творению божественных качеств, таких как вечность, бессмертие, самодостаточность; 2) противопоставление духовного и материального как высокого и низкого.

Язычество и гуманизм – одно и то же. В язычестве человек – это бог, так как он вечен по природе. Поэтому язычество всегда высокомерно. Это нарциссизм. Это самообожение. Все боги Древней Греции имеют языческие черты. Греческая религия и была языческим обоготворением человека. Душа человека рассматривалась в ней как самодостаточная сущность, бессмертная по своей собственной природе.

Видите, насколько преуспел в язычестве диавол, если сумел создать всеобщее убеждение, что люди являются богами и поэтому не нуждаются в Боге. Именно поэтому в Древней Греции гордость была так велика, а смирение было практически невозможно. В своей работе «Никомахова этика» Аристотель пишет: «Не испытывать возмущения будучи оскорбляемым – это знак раба низкого происхождения». Понятно, что человек, которого диавол смог убедить поверить в то, что душа его вечна по природе, никогда не сможет быть смиренным, не сможет по-настоящему верить в Бога, ведь он не нуждается в Нем, считая в соответствии со своим заблуждением богом самого себя. Поэтому Отцы Церкви, сразу поняв опасность этого безумного заблуждения, предупредили христиан, что, как формулирует это св. Ириней, "учение о том, что человеческая душа по природе бессмертна, – от диавола"35. Это же предупреждение мы находим у св. Иустина36, у св. Феофила Антиохийского37, у Татиана38 и других.

Св. Иустин показывает, что фундаментом атеизма является вера в вечность материи и в бессмертие человеческой души. Он пишет: "Некоторые, предположив, что душа бессмертна по природе и совершенно бестелесна, верят, что хотя они и совершают что-либо злое, не будут за это наказаны, так как все бестелесное недоступно страданию, и, к тому же, если душа бессмертна, то она совершенно не зависит от Бога и ни в чем от Него не нуждается"39.

Язычество – незнание истинного Бога, ошибочное убеждение в божественности космоса, вера в то, что природа есть настоящий бог. Этот бог безличен, он есть слепая сила (которая, однако, выше всех персональных богов), закон необходимости. В действительности же этот закон – проекция человеческих представлений о причинно-следственных отношениях, которые с математической точностью управляют материальным миром. Это проекция рационализма на природу. И эта рассудочная необходимость – подлинный верховный бог язычников. Прочие боги язычества – лишь отдельные части мира. Они бессмертны только потому, что бессмертна природа, которая есть их сущность. С точки зрения языческого сознания, человек также бог, подобный другим богам; для язычников настоящий человек – это только его душа40, и они верят, что душа человека бессмертна сама по себе, так как она есть часть вечного и самодостаточного космоса. Так что человек – это, по их мнению, бог и мера всех вещей. Но боги несвободны. Они управляются безличным законом необходимости.

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий