Река огненная, окончание

XI

Св. Иоанн Лествичник говорит в своей книге, что перед совершением греха демоны внушают нам, что Бог снисходительный друг человека, а после падения убеждают, что Он неумолим. Это хитрая ложь диавола: убедить нас, что все зло в нашей жизни причиной своей имеет расположение или нерасположение Бога, что все зависит от того, простит Он нас или накажет. Желая сначала ввести нас в грех, а затем заставить потерять надежду освободиться от греха, бесы ищут любой возможности, чтобы представить Бога то как без разбора прощающего все грехи, то как ни чем неумолимого.

Большинство христиан, даже православных, попали в эту ловушку. Они воспринимают Бога как ответственного за то, чтобы либо прощать нас, либо наказывать. Это, братья мои, ужасная ложь, которая способствует тому, что большинство людей теряют вечную жизнь. Происходит это, в основном, потому, что, думая о божественной любви, люди успокаивают себя тем, что Бог простит им все, ведь Он всегда любящий, Он всегда прощает, Он всегда на стороне человека.

Однако дело ведь не в юридическом прощении, а в самом грехе. Грех – это то, что никогда не прощает и никогда не является другом человека. Мы же, увы, никогда не относимся к греху так, как были бы должны. Грех разрушает нашу душу независимо от любви Божией. Грех – это, прежде всего, уводящий от Бога путь. Грех воздвигает стену между нами и Богом. Грех калечит наши духовные очи и делает нас неспособными видеть божественный Свет.

Демоны стремятся заставить нас мыслить о нашем спасении или нашей вечной духовной смерти исключительно в юридических категориях. Они хотят, чтобы мы думали, что и спасение, и вечная смерть – это вопрос, решение которого зависит только от Бога.

Нет, братья, мы должны проснуться, чтобы не быть потерянными для Царства Небесного. Наше вечное спасение или наша вечная смерть зависят не от воли и желания Бога, а от нашей собственной решимости, от выбора нашей свободной воли, которую Бог бесконечно ценит. Будучи убеждены в силе божественной любви, не дадим, однако, одурачить себя. Опасность исходит не от Бога, она исходит от нас самих.

XII

Многие скажут: «Разве само Священное Писание не говорит о гневе Божием? Разве не Сам Бог обещает, что накажет нас или простит? Разве не написано, что Он награждает тех, кто усердно ищет Его (Евр. 11, 6)?45 Разве Он не говорит, что месть исходит от Него, и что Он отплатит за зло, причиненное нам? Разве не написано, что страшно попасть в руки Бога живого»?46

Св. Василий Великий в своей беседе, названной «О том, что Бог не виновник зла», говорит следующее: "Но говорят, если Бог не виновен в зле, то почему же сказано: Я образую свет и творю тьму, делаю мир и произвожу бедствия (Ис. 45, 7). И еще говорится: Ибо сошло бедствие от Господа к воротам Иерусалима (Мих. 1, 12). И: Бывает ли в городе бедствие, которое не Господь попустил бы? (Ам. 3, 6). И в великой песне Моисеевой сказано: Я – и нет Бога, кроме Меня: Я умерщвляю и оживляю, Я поражаю и Я исцеляю, и никто не избавит от руки Моей (Втор. 32, 39). Но для разумеющих глубинный смысл Писания ни одно из этих мест не заключает в себе обвинения Богу в том, что Он будто бы виновник и творец зла. Ибо Сказавший: Я есть тот, Кто создает свет и тьму, объявляет через это о Себе как о Создателе вселенной, а не как о творце зла… Он производит бедствия – означает, что Бог преобразует зло и приводит к лучшему, чтобы оно, перестав быть злом, приняло в себя свойства добра"47.

Св. Исаак Сирин пишет: "Очень часто Священное Писание говорит о многих вещах и в нем используются многие имена в переносном смысле… те, у кого есть ум, понимают это"48.

Св. Василий в той же 36-й беседе дает объяснение таких выражений Св. Писания: "Сказано так потому, что страх наставляет простых людей, и это справедливо не только в отношении последних, но и вообще всех нас. После нашего падения мы нуждаемся в страхе, чтобы сделать хоть что-нибудь полезное и благое для себя и других. Чтобы понять Св. Писание, говорят Отцы, мы должны иметь в сознании его цель – наше спасение и приведение нас шаг за шагом к познанию Творца и нашего собственного негодного состояния"49.

Но то же Св. Писание в других местах объясняет нам более точно, кто есть истинная причина наших бедствий. В книге Иеремии (2, 17-19) мы читаем: Не причинил ли ты себе это тем, что оставил Господа Бога твоего в то время, когда Он путеводил тебя? …Накажет тебя нечестие твое, и отступничество твое обличит тебя; итак познай и размысли, как худо и горько то, что ты оставил Господа Бога твоего и страха Моего нет в тебе, говорит Господь Бог Саваоф.

Вообще, Св. Писание говорит на нашем языке, на языке, который мы понимаем в нашем падшем состоянии. Как говорит св. Григорий Богослов, "в соответствии с нашим собственным пониманием мы дали наши определения Богу"50. А св. Иоанн Дамаскин поясняет далее, что сказанное в Св. Писании "о Боге телесным образом говорится символически… имеет некоторый сокровенный смысл, посредством того, что свойственно нашей природе, научающий нас тому, что превышает нашу природу"51.

XIII

Тем не менее, следует признать, что наказания, посылаемые нам Богом, все же существуют (точнее сказать, это – вред, причиняемый нам диаволом, а Богом лишь попускаемый). Но эти наказания носят, что называется, педагогический характер. Они имеют своей целью наше исправление в этой жизни или, по крайней мере, исправление тех, кто может получить урок на нашем примере и исправиться из страха. Есть также наказания, которые уже не имеют целью чье-либо исправление, а просто пресекают порок, прекращая существование тех, кто его распространяет или передает по наследству, чтобы спасти землю от вечного разложения и полного распада. Таков был случай с Потопом во времена Ноя и случай с разрушением Содома52.

Все эти наказания действуют и имеют свой смысл лишь в нынешнем извращенном порядке вещей; они не простираются за пределы этой тленной жизни. Их цель – исправить то, что можно исправить, изменить наше духовное состояние к лучшему, пока еще можно что-то изменить в этом изменчивом мире. После всеобщего Воскресения уже не может быть никаких изменений. Вечность и неподверженность порче – состояние неизменных вещей. Тогда уже не будет никаких изменений, но лишь развитие в том состоянии, которое было выбрано свободными личностями; вечное и бесконечное развитие, но не изменение. Изменения самого духовного направления уже не будет, не будет возврата.

Окружающий нас мир изменяется вследствие своей поврежденности. Новые же Небо и Новая Земля, которые Бог сотворит после Второго Пришествия, не будут подвержены тлению, они будут вечны и неизменны. Так что в этом новом мире не может быть исправления. Потому и педагогические наказания больше не понадобятся.

Любое наказание в вечности, если бы оно исходило от Бога, могло бы быть только актом мести, продиктованным одной лишь ненавистью, без какого-либо благого намерения или цели, а потому неподобающим для благого существа. То есть если мы воспринимаем ад как наказание, исходящее от Бога, то мы должны или допустить, что это совершенно бессмысленное наказание, или признать, что Бог – бесконечно злое существо. Как говорит св. Исаак Сирин, "тот, кто применяет наказания в педагогических целях, чтобы улучшить здоровье, наказывает с любовью, но тот, кто ищет мести, лишен любви. Бог наказывает с любовью, а не защищая Себя; Он хочет возвысить Свой образ (человека), и не гневается на него долго. Эта любовь праведна, и она не изменяется как страстная в самозащиту. Человек, который мудр и праведен – подобен Богу, так как он никогда не наказывает другого в отместку за зло, но только чтобы исправить его, или чтобы другие имели страх"53.

Итак, как мы видим, Бог наказывает, пока есть надежда на исправление. Поэтому вопрос о Божием наказании после всеобщего Воскресения уже не имеет смысла. Ад не есть наказание от Бога, но самоосуждение, приговор самому себе. Как говорит св. Василий Великий, "адские муки не имеют своей причиной Бога, но нас самих"54.

 

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий