Чему нас учит Карлсон?

 

Что можно и что нельзя читать и смотреть ребенку — это вопрос, который встает перед каждым родителем, начиная с самого раннего детства, чуть ли не со сказки про Колобка. Выбирая, родители руководствуются своими представлениями о приличии, вкусами и познаниями в педагогике. Мы не собираемся здесь составлять «белые» и «черные» списки того, что надо или не надо смотреть детям — это вопрос персональной ответственности родителей. Мы хотим только обратить внимание родителей на некоторые особенности, про которые они нередко забывают, выбирая для ребенка то или иное произведение.

Кино и книга: на машине или пешком?

Выбор между книгой или кино сродни выбору путешественника: что проще — поехать на машине или пойти пешком? Конечно, кино, как и машина, это более современный и более быстрый путь. Всего за несколько часов ты можешь ознакомиться с произведением, на прочтение которого пришлось бы потратить месяцы. Помимо этого кино, очевидно, эффектнее. Вопрос только в том, какая стоит задача: посетить как можно больше мест или стать лучше в пути? Машина не разовьет ваши мышцы, не научит выносливости (если только вы не в московской пробке) и не укрепит ваш дух. Так же и кино. Как путник сам ищет свою тропинку, так и читатель выбирает из произведения то, что необходимо ему, не отвлекаясь на трактовку режиссера и мнение продюсера. Как путешественник сполна наслаждается окрестными видами, так и читатель способен «вжиться» в книгу, прочувствовать те нюансы, которые на большой скорости и не разглядишь. И наконец, как и поход, чтение намного безопаснее: читая с ребенком книгу, вы всегда можете остановиться, разъяснить, поправить. Однако, будем честными, как часто мы ходим пешком? Любой попутный транспорт нам кажется прекрасной возможностью сократить время, продолжить спешить. В этих заметках мы больше говорим про кино, однако все сказанное также относится к книге, мультфильму, телевизионной передаче и т. п.

Детское недетское кино

Если предложить ребенку выбрать в магазине игрушек что угодно, он выберет: солдатиков, набор доктора, танк, футбол. Единственное, что объединяет эти игрушки, — они моделируют взрослый мир. Даже куклу-младенца ребенок выберет, чтобы ему стать мамой. Дети хотят стать взрослее, и в этом смысле фильмы и книги про отношения взрослых, условности их мира и прочее весьма нужны и полезны для них. Безусловно, далеко не все. Но расставлять тут какие-то указатели я не буду, не смогу. Каждый взрослый сам должен решить для себя, что можно смотреть его сыну или дочери, а что нет. Да и формальный подход к ограничениям тоже не всегда оправдан. Вот вам пример: когда в Америке решили ввести систему возрастных ограничений, то применили абсолютно формальный подход: стреляют и дерутся — детям до тринадцати нельзя. Показывают обнаженное тело — то же самое. Ругаются — до восемнадцати лет нельзя. Возможно, я не точен в возрастах, но важен сам принцип: продюсеры тут же вооружились ножницами и принялись резать свои фильмы, чтобы их могло посмотреть как можно большее число зрителей. Однако именно этот формальный подход дал неожиданный эффект — в конце девяностых появилась целая вереница «подростковых комедий», которые по формальным признакам (там не говорили скверных слов и не показывали обнаженных) полностью подходили под цензуру, однако по своей сути были квинтэссенцией пошлости и цинизма.

Этот пример учит нас, что, выбирая произведение для ребенка, не стоит   ограничиваться запретами вроде «отечественные фильмы смотрим, а западные — сплошной разврат» или «все хорошие книги есть в школьной программе». Главное, предлагая ребенку книгу или фильм, думать, какой это преподнесет ему урок, чему он научится, и не забывать — «просто посмотреть фильм, чтобы отдохнуть», не получится. Ведь не «учебных» фильмов и книг для ребенка не бывает.

Карлсон как ролевая модель

  Пятилетний Гриша перестал говорить. Вместо этого он начал рычать, бить себя кулаком в грудь и бросаться на других ребят. Воспитатели детсада были в недоумении: хороший мальчик, умненький — и вдруг такое. Ребенок ничего не говорит, а мама на все вопросы только недоуменно пожимает плечами: вроде в семье мир, никто не пьет. Долго искали причину, но найти не могли. Пока, наконец, в один прекрасный день за ребенком в садик не пришел отец.    И не сказал: «Ну что, сынок, посмотрим сегодня снова “Кинг-Конга”?» На возмущенный вопрос воспитателей отец ответил: «А что такого? Мы несколько раз смотрели. Кино про обезьянку, только большую. Ну объясните мне, почему нельзя ребенку это смотреть?»

 Или возьмем популярную в нашей стране книгу про Карлсона. Эти веселые, полные иронии истории очень нравятся взрослым (детям, конечно, тоже, но им вообще много чего нравится, об этом ниже). Карлсон у наших читателей и зрителей является чуть ли не героем. Хотя на самом деле Фрекен Бок права — он просто ужасно невоспитанный тип. И, добавим от себя, эгоцентрик. И он — задумайтесь — тоже пример для ваших детей. Взрослый человек разглядит за напускным цинизмом Карлсона любовь к Малышу. Взрослый посмеется, но подражать не будет. С детьми, как мы уже говорили выше, все не так: если герой обжирается сладким — значит, и я хочу. Если Карлсон шалит — и я хочу. Лично меня в детстве немного беспокоил некий диссонанс между тем, что мама читает, и тем, как велит себя вести. А вас?

В Европе Карлсона постепенно выводят из школьных программ, и даже на его родине в Швеции он далеко не так популярен, как у нас. Его музей находится за окраиной Стокгольма, и бывают там одни русские. Я ни в коем случае не хочу сказать, чтобы вы немедленно сожгли эту книгу, она в самом деле чудесная, — просто будьте готовы, что по прочтении ребенок сделает мумию из туалетной бумаги или что-нибудь взорвет.

Также важно понимать, что не только маленькие дети берут из произведения схемы поведения. Подростки поступают точно так же, и это стоит учитывать, выбирая для них произведения. Был в моей практике завуча школы такой случай: классный руководитель шестого класса никак не могла решить педагогическую проблему — в классе был мальчик Сережа, которого считали изгоем, травили и не давали спокойно жить. Учительница рассудила, что, посмотрев известный фильм «Чучело», дети смогут встать на позицию гонимого, пожалеть и изменить отношение. Реакция ее поразила — на следующий день дети объявили Сереже бойкот. Все, что они запомнили из фильма, — слово «бойкот» и то, каким дружным был класс, пока травили все одного. Конечно, можно говорить о педагогической ошибке, отсутствии обсуждения, но факт остается фактом: дети в первую очередь берут из кино модели поведения, и только потом суть.

Да читала я ваше «Преступление и наказание»…

Одна учительница русского языка и литературы решила для себя, что уж ее-то собственный ребенок будет читать как миленький и, главное, любить книги. И задуманное ей удалось: девочка Марта росла тихим усидчивым ребенком и к пяти годам уже бегло читала. К десяти годам Марта справилась с большинством известных детских книг. К тринадцати — с большей частью школьной программы. И где-то в это время ее мама вошла в учительскую со словами: «Что же я наделала!» Марта действительно прочла многие выдающиеся произведения, однако в силу возраста поняла только сюжет, а не мысль, не конфликт, заложенный автором. И когда пришло время что-то вынести из книг — она отказалась их перечитывать. Говорила: «Ну читала я уже это ваше “Преступление и наказание”, ну убил, ну спалился. Ничего интересного». И переубедить ее было невозможно. Эффект произведений был безнадежно испорчен ранним прочтением.

Впрочем, в той или иной степени на эти грабли наступают все. Многие мои знакомые помнят со школы, что «Отцы и дети» — это про то, как Базаров лягушек резал. А популярность «Мастера и Маргариты» была бы ниже, если б ее не воспринимали как похождения фокусника и говорящего кота.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий