Интернет-зависимость как призыв к духовной жизни

Преподаватель богословия Афанасиос Колиофутис

Интернет-зависимость  Мы продолжаем цикл крайне актуальных статей, посвященных опасностям, которые таит в себе зависимость молодого поколения от использования интернета. В настоящей статье рассматривается тесная связь между этой зависимостью и случаями суицида, а также причины, по которым чрезмерное использование интернета вызвало противоборствующее движение Церкви и нации.

Постоянное и беспрерывное использование интернета подростками является причиной изменений в его психическом состоянии, развивая в подростке депрессивное настроение [1], которое становится частью его жизни и порой может довести его до самоубийства. Как показали ошеломляющие открытия, сделанные Манолисом Сфакианакисом, руководителем сектора по борьбе с виртуальными преступлениями, в рамках второй конференции, посвященной безопасному использованию интернета, состоявшейся в Афинах, мы имеем дело с шокирующими данными: «Мы спасли от самоубийства 700 детей!». Затем г. Сфакианакис рассказал общественности о следующем случае: «Я никогда не забуду, как в мой кабинет пришел отец восемнадцатилетней девушки, которую нам удалось спасти в последний момент. Он растроганно рассказал мне о том, как однажды дочь сказала ему: “Папа, если бы не господин Сфакианакис, я могла бы сейчас и не быть здесь и не говорить с тобой”» [2].

Нескончаемое использование подростком интернета делает его нервным, вспыльчивым, раздражительным и агрессивным, вследствие чего он оказывается не в состоянии трезво относиться к своим жизненным проблемам [3].

Чувство низкой самооценки, стресс и социофобия угнетают врожденные творческие способности ребенка и существенно тормозят процесс его социализации. Подросток становится пугливым и неспособным должным образом противостоять жизненным трудностям.

Таким образом, поскольку интернет-зависимость подростков создает и укрепляет в них суицидальные наклонности, это, безусловно, делает ее важной пастырской проблемой, достойной большого внимания. Самоубийство как акт безнадежности и отчаяния обнаруживает в себе, помимо всего прочего, неверие и недоверие Богу – самый существенный антихристианский поступок [4]. Самоубийство со стороны христианина как нельзя лучше показывает помутнение его христианского самосознания и духовности. Это, безусловно, доказывает, что такой человек утратил надежду на Христа – самую крепкую надежду.

В действительности, внутри Церкви христианин призван жить с памятью о значении Воскресения Христа. Он становится частью тела Церкви и благодатью Святого Духа существует в перспективе воскресения и нового творения [5]. Он живет как участник жизни Христа вместе с верой, надеждой и любовью [6]. Его дух – это дух не страха и трепета, но силы и надежды [7]. Он ощущает присутствие Бога в мире, чувствует его любовь, принимает будущее как настоящее и доверяет Божественному промыслу. Несомненно, христиане – это люди надежды, и надежда их прочна и постоянна. Она зиждется не на чем-то вероятном или возможном, но на вечном и не подлежащем сомнению, то есть на Боге [8]. Эта надежда побеждает временность настоящей жизни, связывая ее с вечностью Божественного присутствия.

Таким образом, христианин призван вооружиться силой, надеждой и радостью в борьбе со своими жизненными проблемами. Низкая самооценка, ежедневный стресс и социофобия заменяют безопасность и мир Христа. Понятие мира в Церкви значительно шире мирского состояния спокойствия и обладает другим смыслом. Оно связывается с состоянием богообщения и освобождением человека от греха. Таким образом, речь не идет о случайном успокоении, а об онтологическом освобождении от тления и смерти [9]. Христианин живет в мире с самим собой и с окружающими, не терзаемый никакими беспокойствами и волнениями.

Он способен сохранять в неприкосновенности свой внутренний мир даже в самых значительных трудностях и превратностях жизни, наследуя дух кротости и терпимости, источником которых является опытное переживание Божественной любви. И эти убеждения он переносит и во внешний мир, который он призван изменить и возродить. Христианин смотрит на ближнего и на весь остальной мир сквозь свет Воскресения Христа. В контексте всеобщего возрождения мира существенный смысл приобретает и возрождение межличностных и социальных отношений. Человек принимает Божью любовь – источник его радости, являющейся результатом поиска счастья, но в то же время наделенной и духовным содержанием [10].

Таким образом, тот факт, что интернет-зависимость подростков оказывает негативное влияние на их внутренний мир, развивая в них дух пессимизма, агрессивности, раздражительности, конфликтности, саморазрушения и страха, вне всякого сомнения, делает эту зависимость силой, противостоящей делу пастыря, цель которого взрастить в своих духовных чадах подлинную христианскую надежду и уверенность.

И наконец, зависимость молодежи от интернета сужает, что очевидно, их духовные горизонты, поскольку их интернет-поиски сосредоточены, главным образом, на играх и бессмысленных действиях, лишенных познавательного аспекта.

Постоянное и непрерывное использование ребенком интернета и указанные выше виды деятельности, бесполезные с точки зрения педагогики, влияет и на язык современных греков. Оно усугубляет бедность словарного запаса до такой степени, что ребенок оказывается не в состоянии понять некоторые языковые термины и выражения, порожденные его родным языком, вследствие чего они постепенно переходят в категорию устаревших, являющихся лишь отголосками славного прошлого. И эта проблема имеет не только образовательные последствия для подростков, которые не способны развиться в цельную и сформированную личность.

Подростки обнаруживают языковую несостоятельность и в понимании значения догматического учения Церкви. Такие термины, как «троичный», «нерожденный», «непередаваемый», «передаваемый», «нетварный», «тварный», «схождение», «воплощение», «спасение», «благодать», «вера», «Таинства Церкви», «вечная жизнь» и другие, посредством которых Отцы Церкви с великой точностью запечатлели суть нашего вероучения, в настоящее время не считаются доступными для понимания, если не сопровождаются объяснениями человека, которых их использует. Тот факт, что интернет-зависимость подростков участвует в ограничении их духовных горизонтов и препятствует, как это было сказано, в их понимании терминов, объясняющих содержание нашей веры, делает эту зависимость пастырской проблемой, требующей решения.

Примечания:

1. Subrahmanyam, K., Greenfield, P., Kraut, R., & Gross, E., «The Impact of Computer Use on Children’s and Adolescents’ Development», Journal of Applied Developmental Psychology. С. 22, 7-30.
2. http://www.newsbomb.gr/koinwnia/story/277704/nai-sto-hamogelo–nai-sto-diadiktyo–nai-stis-nees-tehnologies.
3. Eric J. Moody, «Internet Use and Its Relationship to Loneliness», CyberPsychology & Behavior, 4 (3), 2001, σσ. 393-401. Lemmens S. J., Valkenburg M. P., Jochen P., «The Effects of Pathological Gaming on Aggressive Behavior», Journal of Youth and Adolescence 40, 2011. С. 38-47.
4. Μαντζαρίδης Γ., Χριστιανική Ηθική, Θεσσαλονίκη 1991. С. 425.
5. Там же. С. 37.
6. Там же. С. 45.
7. Там же. С. 109.
8. Там же. С. 204.
9. О новом осмыслении понятия «мир» в христианстве см. Στογιάννος Π. Β., Πρώτη Επιστολή Πέτρου, Θεσσαλονίκη 2003. С. 103-104, 461.
10. Μαντζαρίδης Γ., там же. С. 227.

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий