Как православное воспитание влияет на развитие детей: методики милосердия (Видео)

Татьяна Склярова

Подростки...

Два года...

Сначала он-то эмоционально реагирует на это, и в роддоме они кричат по-разному. На разные сигналы по-разному реагируют мальчики и девочки. Да. У них разное... Воспринимают руки матери и руки отца по-разному мальчики и девочки.

В смысле – «по-разному»? Что значит – «по разному»?

На разные возбудители по-разному реагируют. То есть мальчики начинают кричать, когда они голодны, девочки – когда чувствуют опасность. Представляете? И девочка одна почувствовала опасность – все остальные в этот хор начинают включаться. Мальчик один почувствовал, что голоден – все остальные за компанию с ним начинают орать. Вот это вот просто я читала, я уж не знаю – не проверяла эмпирически, но читала у умных людей, что вот эта дифференциация по половому признаку проявляется уже в родильных домах, там, где их много и так далее. А потом мы уже с вами видим проявление, то есть они начинают уже осознавать, когда мальчики морщатся от яркой одежды, когда мы одеваем его, а он что-то другое хочет, когда их привлекает что-то то, из чего можно извлечь звук, энергию... Вот как играют мальчики, самые маленькие мальчики? Чтобы был или звук, или движение, или еще что-то такое. А девочки – что?

Как в той песне: «Из чего же, из чего же, из чего же...»?

Да. Чтобы было красиво, чтобы как-то приукрасить, чтобы оно переливалось, понимаете, чтобы оно нежное было, чтобы оно пахло, чтобы оно было на вку... на осязание приятное. А мальчику взорвалось – так хорошо, разорвалось – тоже неплохо. Пролилось – тоже замечательно. То есть вот эта вот половая идентификация в деятельности очень рано проявляется. Она закрепляется уже как бы потом, вот в этих культурных стереотипах поведения, но проявление ее...

У девочек сердце бьется по-разному.

Да-да-да-да-да. И внутриутробные реакции тоже другие у них, на...

Все-таки больше подстраиваются...

На звучание, на движение матери, на эмоциональное состояние матери разные реакции у мальчиков и девочек, да. А вот в процессе уже земной жизни, до подросткового возраста, вот эта половая идентификация начинает оформляться. Это называется полуролевой матрицей. Я веду себя в соответствии с тем полом, которым я урожден – да? Я себя веду, я себя украшаю, я общаюсь так. И вот эта вот как бы идентификация меня с моим полом – это целое искусство воспитания, так, чтобы я думал, чувствовал, делал, с собой совладал в соответствии с тем полом, в котором я рожден. И тяжелейшая проблема – это вот одно из проклятий советского периода, вот это вот, как бы сказать... знаете – мужеподобные женщины, женоподобные мужчины – когда вот эти все образцы, нормальные образцы просто истреблялись: мужского поведения – ответственности, защиты, воинства, женского – принятия любви, милосердия, долготерпения женского. Вот с тем, чтобы это было – это как? Это – в культуре в первую очередь, все эти фильмы советские: вот эти девчата – ух, какие, там эти нерешительные юноши и все прочее. Вот, формировался образ полуролевой, такой, которым удобно управлять просто-напросто.

Ну, дай Бог, может быть, два еще поколения, если все так и пойдет дальше, как должно быть, с тем, чтобы эти стереотипы в поведении, в проявлениях, в оценке, в реакции, в эмоциях были закреплены как бы в принадлежащих к мужскому и к женскому полу. Проблема гораздо глубже и серьезнее, чем эти сейчас досужие рассуждения об однополых браках. Знаете, у нас тоже, как вы помните, очень давно уже существуют «однополые браки» – мама с бабушкой воспитывают мальчиков. Да? Это же тоже безобразие, так сказать. И проблема ничуть не меньше формирования самосознания этого мальчика, чем вот в этих извращенных семейных союзах, которые сейчас пока еще только-только, простите за такой цинизм, эмпирический материал набирается, хотя он есть уже – но он набирается. Что там в психике ребенка происходит, когда его воспитывают непонятные особи по своей половой принадлежности? А вот этот материал уже есть, мы уже имеем поколение нерешительных, безответственных, очень тонких, ранимых, очень чувственных молодых людей, которые не готовы брать ответственность на себя, просто потому как вот не было образцов и не было деятельности, просто-напросто. Все просто. Технологично. Нужны образцы, нужна деятельность. Вот...

Нет... подождите... Так... а вот что мы должны делать? Вот у нас у всех есть там дети и все. Вот правильная половая идентификация: как она должна выстраиваться?

Ой, батюшка, сейчас ведь начну говорить...

Зададим вопрос, да?

Ну, первое, что... Вот знаете, много лет назад я как бы... наверное, вот это – первый призыв в 90-е годы, в церковь мы пришли – и я помню, в 1991 году отец Дмитрий Смирнов как-то так, на какой-то конференции сказал: «Ну, мы рукоположили всех мужчин, не имеющих канонических препятствий, потому что священников-то не было – вот мы их всех рукоположили, они у нас сейчас все служат, вот слава Богу, у нас не осталось как бы вот кандидатов, которые могут быть священниками, и еще нерукоположенных». И тогда мне казалось, что вот оно, возрождение-то церковное, так здорово! А потом вот, работая в том числе в наших образовательных учреждениях, воспитательных, я вдруг начала понимать, что это – огромная проблема. Мальчишки видят образцы– священников. А это – харизма, извините. Это – харизма. У священника есть определенный как бы свой образ, определенные, я бы сказала, ограничения моего ожидания к нему: я же как бы не дам ему тяжелый чемодан и скажу: «Батюшка, несите». А будет передо мной человек в штатском – я скажу: «Вот, ты – мужчина? Вперед, с песней – давай, неси!» И так далее.

И вот это отсутствие образцов мужчин, но не священников... И потом как раз девчонки мои писали курсовые дипломные по детским нашим домам, и говорили, что «у нас любой сторож, любой водитель, если появляется, он становится уже образцом для мальчишек, и поэтому мы очень серьезно относимся к тому, кто же к нам пришел, потому что да, это вот – мужское поведение, деятельность, культура выражения, культура общения и так далее. Вот... И это, конечно, как в сообщающихся сосудах как бы: мужчина начинает появляться там, где есть настоящие женщины. Да? Тот же самый упрек и к нам тоже, надо быть более женственными, нежными, терпеливыми, хозяйственными и так далее с тем, чтобы вот росли эти образцы мужественности рядом с нами. Но проблема серьезная, проблема – в деятельности. Ну, я далека от идеализации, что там когда-то были времена, когда мужчины в поле выходили, там пахали, косили, а мальчики по ним брали эти образцы – да? Разное все было... Но, тем не менее, дифференциация труда сейчас – вот все сидят за компьютером, все сидят за баранкой машины, передвигаясь. Вся работа у нас вот такая: как бы в деятельности профессиональной все меньше и меньше вот этих вот полуролевых матриц мы можем показать детям...

А они должны быть? То есть должны быть какие-то сферы, из которых можно делать * мужчину?

Должна быть деятельность, соответствующая мужскому характеру, как бы мужскому естеству.

То есть нехорошо, когда мама, например, гвозди забивает, а дети это видят? Да?

Я постараюсь воздержаться от оценок. Давайте вот... да?

Нет, вот просто вот на каких-то вот примерах...
Ну, примеры – вот я говорю: примеры – это образцы культуры, образцы деятельности. И образцы – не только образцы, но и совместная деятельность с ребенком. Ну, не знаю – гвозди вместе с ним забивать, может быть, электропроводку вместе с ним чинить, что там еще делать – на машинке, как кот Матроскин, строчить, вышивать крестиком – вполне вероятно. Но вышивать крестиком – почему не мужское дело? Потому что требует высокой концентрации и очень большого терпения. Это невероятно тяжело для мужского естества, мне кажется – вышивать крестиком. Это невероятно тяжело. Да? Ну, для того, чтобы себя воспитывать.

Смирить...

Да. Да. Чтобы воспитать в себе терпение, смирение – да.

Нет, ну, когда у тебя есть свой характер, то ребята слушают его лучше и... рядом оказывается

А лучше – что? Еще раз скажите?

Тракториста или кого-то, вот уважение к силе – оно происходит неосознанно, особенно в подростковом возрасте. Ну, тянутся мальчишки, снова тянутся к тем, кто там... у кого есть... какой-то человек какой-то пьющий был, там еще что-то – они сразу же...

Ну, к пьющим – понятно...

Тянутся к трактористам...

К какому-то утонченному даже там педагогу...

А лучше – к пьющему трактористу.

Да, да, потом что он мужественный...

Я рада, что, как бы сказать, задела тему... поделюсь с вами сейчас своими опасениями такими, наблюдениями и опасениями. У нас сейчас... вот мы с вами являемся свидетелями того, как одно мужское дело очень активно начинает подниматься и становиться притягательным в глазах мальчишек – вот эта вот воинская доблесть в определенном локальном месте, вот эти вот, так сказать, боевые действия – это такое, как бы мужское ремесло. И вот это – настоящее дело, настоящая деятельность, которая привлекает к себе интерес и так далее. Но – опять же: не буду оценивать, просто буду констатировать, что вот сейчас есть... появляется та деятельность, которая является притягательной для мальчишек. А вот как мы культурно это все оформим? Вот то, что там, на Кавказе, выросло целое поколение мальчишек, которые очень хорошо умеют воевать – это однозначно. Культура и деятельность в последние десять лет способствовали тому, чтобы мужчины выросли воинами.

А все-таки, хорошо или плохо?

Ну, если я об этом говорю – значит, меня это беспокоит.

А мальчишки же всегда в войнушки играли. Или здесь какие-то крайние формы?

Вот. И я не могу сказать как бы, согласна я с этим или не согласна, просто я сейчас об этом думаю. Я смотрю, что происходит сейчас. Вот эта вот – как сказать? – научная работа, получение высшего образования – это какой-то долгий, нудный, совершенно неинтересный путь, который непонятно еще, принесет или не принесет результаты свои. А здесь – вот оно, вот оно конкретно: живешь одним днем, завтра можешь умереть – но тем не менее это будет ярко. Это вот – то, что тянет, притягивает к себе именно в первую очередь мужчин. Одно дело, когда мужчины уже созрели, когда они уже прошли армию там, некоторые – войну, у них есть этот опыт, у них есть своя оценка. А другое дело – мальчишки, которые сейчас вот ищут, с кого бы делать жизнь и как, на что ее потратить?

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий