Они хотят попасть к вашим детям

Габриэла Куби

Беседа с автором нашумевшей книги «Глобальная сексуальная революция: Разрушение свободы во имя свободы»

Габриэла Куби родилась в 1944 году в немецком городе Констанц. В 1964–1967 годах изучала социологию в Берлинском Свободном университете, в 1967 году продолжила учебу в Констанцском университете, который окончила со степенью магистра искусств. В 1974–1976 годах училась в Международной академии непрерывного образования в Англии. В 1979 году вышла замуж, мать троих детей, верующая католичка. В 1998 году опубликовала свою первую книгу «Мой путь к Марии – силой живительной веры», затем последовали «Нет мира без покаяния: Свидетельства новообращенной» и «Гарри Поттер: Глобальный рывок в оккультное язычество» (2002), «Гарри Поттер – добрый или злой?» (2003), «Вспышка любви: Для молодых людей, желающих иметь будущее» (2005), «Гендерная революция – релятивизм в действии» (2006, переведена на венгерский, польский, хорватский, словацкий и чешский языки), «Огосударствление образования: На пути к новому гендер-человеку» (2007), «Only you – дай любви шанс» (2009), «Самопознание – путь к сердцу Иисуса» (2010), «Глобальная сексуальная революция: Разрушение свободы во имя свободы» (2012), «Гендер – новая идеология разрушает семью» (2014).

3–6 ноября 2014 года Габриэла Куби посетила Румынию по случаю выхода в свет румынского перевода ее книги «Глобальная сексуальная революция: Разрушение свободы во имя свободы». Здесь она провела ряд публичных лекций и дала следующее интервью.

– Ваша книга о сексуальной революции была охарактеризована некоторыми читателями в Германии словом «шок». Что же такого шокирующего содержится в ней?

– Для большинства людей это шок, поскольку вырисовывается цельная картина глобальной сексуальной революции, совершающейся в настоящее время. Большинство людей видит, что у нас больше нет стабильных ценностей, нет стабильных семей, что гомосексуализм присутствует повсюду, но они не видят, что за всем этим кроется. В своей книге мне, надеюсь, удалось представить полную картину глобальной сексуальной революции. Она и стоит за понятием «гендер», о котором большинство людей не знает, что это такое. В понятии гендера сокрыто семя разрушения всех сексуальных стандартов. Что и происходит во всех западных странах и распространяется по всему миру.

– Кое-кто может рассмеяться вам в лицо, вменяя вам в упрек то, что вы сторонница теории заговора.

– У меня есть 18 страниц источников, аргументирующих то, о чем я говорю. Я знаю, что пишу против течения. И вот теперь я нахожусь тут, в стране, которая до 1989 года жила под диктатурой коммунизма, а значит, вам лучше меня известно о сопротивлении, об официальной пропаганде, о навязывании чего-либо обществу.

– Вы можете провести сравнение между тем, как вредил семье коммунизм, и тем, как вредят ей антисемейный феминизм и гендерная идеология? Пожалуйста, расскажите немного о новом тоталитаризме, сулящем, как это делали все тоталитарные режимы, счастье и свободу.

– У этих идеологий много общего, хотя сразу этого и не видно. Обе они настроены против семьи, обе делают для родителей трудновыполнимой – если не невозможной – задачу воспитания собственных детей, удержания их в тех границах, где люди развиваются сильными, имеющими крепкую идентичность благодаря семье. Тоталитарные диктатуры борются против этого.

Гендерная идеология, или гендеризм, этим именно и занимается, но только намного более разрушительным способом. Поскольку речь здесь не идет о давлении, которое мы сразу можем почувствовать: нет, она «продается» нам под маркой свободы. Подзаголовок моей книги звучит так: «Разрушение свободы во имя свободы». И думаю, есть еще одно сходство, которое нам надо раскрыть.

Для всех тоталитарных режимов Церковь всегда остается самым большим врагом. Диктатуры разрушали храмы, сравнивали их с землей, убивали священников и епископов, бросали их в тюрьмы, пытали и т.д. Нацисты делали это, коммунисты делали это. Нынешнее новое движение еще не занимается пытками, но уже начинает сажать людей в тюрьмы – подобное уже происходит – и фактически борется против Католической церкви, например, против ее представительства в ООН и организациях Евросоюза. Она их главный враг.

Так что сходства с тоталитарными режимами имеются. Хотя теперь и кажется, что пропагандируются свобода, толерантность, антидискриминация и прочие подобные слова, но на самом деле это пустые понятия, которые в реальности используются для ниспровержения ценностей и введения людей в заблуждение путем манипулирования их умом. Итак, вот вам достаточные сходства с тоталитарными идеологиями.

Другое сходство заключается в том, что родителям пытаются отказать в праве принимать решения, касающиеся их детей. Они хотят разрушить семью, оторвать людей от их корней, разрушить их идентичность, и это разрушение происходит глубже, чем когда-либо.

Я встречалась с папой Бенедиктом XVI в этом году. Он называет происходящее «антропологической революцией», говорит о глубокой неправде этой идеологии. Во время этого частного визита он сказал мне: «Антихрист сейчас проникает в сердце человека как никогда глубоко»[1].

Как человеческие существа мы изменили корень собственной человечности, которая испытывает теперь прессинг идеологии, утверждающей, будто не существует мужчин и женщин. Предполагается растворение мужской идентичности и женской идентичности. Еще утверждают, что любая сексуальная ориентация хороша, и ее надо уважать, терпеть. Если же мы не заявляем о своем согласии с этим, нас прижимают к стенке как «гомофобов», что дискриминирует. Уже готовятся законы, по которым людей будут сажать в тюрьму и облагать огромными штрафами, если они станут выражать свое мнение о том, что это нехорошо.

– Если сексуальная революция предполагает элиминировать все различия между мужчиной и женщиной, то почему сегодня так настаивают на особых правах для женщин? Другими словами, зачем нам бороться за права женщин, если половая идентичность становится чем-то аморфным и излишним, лишенным всякой связи с анатомическими характеристиками и оказывается вопросом сугубо личного, субъективного выбора?

– Вот именно. Это одно из множества внутренних противоречий этой идеологии. Джудит Батлер, чья книга «Проблемы гендера: Подрыв идентичности»[2] легла в основу этой идеологии, снабдив ее понятийным аппаратом и языком, знала об этом противоречии. И другие профессора, специализирующиеся на исследовании гендера, тоже осознают его, и думаю, мы не сильно ошибемся, если скажем, что проблема женщины используется лишь как своего рода ходули. Для виду борются за права женщин, а в реальности разрушается половая идентичность, но вся эта борьба за права человека рухнет в тот самый момент, когда женщина будет обладать той же властью, что и мужчина, – что уже и происходит теперь.

– Что будет с мужчиной и женщиной, если сексуальная революция победит и мы будем иметь общество, базирующееся на подобных предписаниях?

– Уже имеется много признаков этого. Если будет так продолжаться… Это нехорошие признаки: семьи разрушаются, брак разрушается. Не женщины, а определенные женские организации и европейские организации распространяют всякие сведения, утверждающие, будто все женщины – жертвы, а все мужчины ведут себя по отношению к ним как насильники и сексуальные хищники. Результат таков, что мужчины утрачивают интерес к тому, чтобы становиться отцами, а женщины – к тому, чтобы становиться матерями. Это четко отражается на демографическом кризисе, через который мы проходим.

Очень скоро это приведет к тяжелейшим проблемам в обществе, даже в нашей богатой Германии. Потому что наши системы социального обеспечения не смогут поддерживать тех стандартов, к которым мы привыкли. Эти стандарты еще позволяют нам поддерживать мир. Люди еще получают деньги, которые им нужны. Как только это рухнет – а произойдет это очень скоро, потому что у нас больше нет детей, которые вышли бы на рынок труда и платили бы социальные налоги и взносы, – социальная система уже не сможет функционировать, и мы вступим в полосу, где жестокость и насилие станут повсеместными в обществе.

Это уже и началось: в Париже, Лондоне мы уже видели целые кварталы, полыхающие в огне. И еще увидим. У вас в стране много нищеты. Но она начинает появляться и в некоторых областях Германии. И когда экономическая система уже не будет позволять нам былого материального благосостояния, думаю, еще произойдет кое-что, – и у нас будет слишком много забот, чтобы заниматься еще и такими проблемами, как гомосексуализм, перемена пола и прочие подобные безумства.

Это проблемы, касающиеся всего 1,6% населения, – лишь 1,6% назвали себя гомосексуалистами в официальном исследовании в США.

А между тем это проблемы, касающиеся всего 1,6% населения (не 3%, не 5% и не 10%, а лишь 1,6% назвали себя гомосексуалистами в официальном исследовании, проведенном Центром по мониторингу болезней США). И из этих 1,6% только 2–3% заинтересованы в регистрации гражданских партнерств. Почему? Потому что они ведут беспорядочную жизнь. Таков их стиль жизни.

Взглянем же на общество с мыслью о будущих поколениях. Что делают сейчас? Почему меняют систему ценностей и всю систему законов ради какого-то меньшинства из меньшинств, которое не дотягивает и до 1% населения?

– Некоторые люди не понимают, что в этом плохого, если детям будут говорить о сексе в школе. Что вы могли бы сказать им?

– Сексуализированный ребенок лишается детства. Детство по определению является зоной, где ребенок может расти и может играть… Детство асексуально. И семья нуждается в несексуализированной зоне. Секс имеет место между родителями и никогда где-либо еще в семье. Если этого правила не станет, не станет и детства.

Сексуализированный ребенок лишается детства. Он теряет чувство стыда. А оно очень нужно любому человеку, абсолютно необходимо!

Невообразимо, что творится в американских и немецких школах, во всех западных странах. Если детей обязывают в школе говорить о сексуальности, что уже и происходит, если они разглядывают в учебниках картинки, которые неприличны и порнографичны, то они теряют чувство стыда. А оно очень нужно любому человеку, абсолютно необходимо! Даже Зигмунд Фрейд сказал, что если разрушить чувство стыда, то уже невозможно будет воспитывать людей.

Если мы толкаем своих детей на преждевременные сексуальные эксперименты, начиная с детского сада, если учим их контрацепции в школе и готовим к «первому разу», то молодые люди, прежде чем достаточно созреют, чтобы получить право голоса, уже будут иметь множество болезненных опытов. И начнут колебаться и утрачивать способность привязаться к другому человеку. Привязанность необходима для брака, для семьи. Если ты много страдал, прежде чем тебе исполнилось 18 или даже 20 лет, то ты теряешь этот идеал: «Да, я хочу найти кого-то. Да, я хочу иметь семью». Ты утрачиваешь это. Ты уже не дерзаешь, уже не веришь в это.

Таким образом, мы разрушаем в них способность создать семью, что вступает в противоречие с естественным желанием молодых людей. Все опросы и исследования показывают, что у молодых имеется идеал создания семьи. И долг нашего поколения – сделать их способными внутренне и с психологической точки зрения к тому, чтобы создать семью и употреблять свою сексуальность надлежащим образом.

Кроме того, болезни, передающиеся половым путем, сильно распространились повсюду и делают людей бесплодными. И гомосексуальные практики тоже связаны с большими рисками для здоровья. Нам следовало бы предупредить молодое поколение об этих рисках, но нам этого не позволяют, тогда как гомосексуальные пары приглашают в школы.

– В какой мере европейские институты способны реализовать на деле политики, базирующиеся на гендерной идеологии?

– Европейские институты на все сто процентов поддерживают эту идеологию. ЕС и ООН делают всё возможное, чтобы подорвать семью и нашу систему ценностей. И называют эту акцию «борьбой за права человека»: агрессивное проталкивание гомосексуальных браков во всех странах, агрессивное проталкивание гендерной идеологии как государственной политики, проталкивание обязательности резервирования за женщинами определенного процента от всех мест на рынке труда и от других ключевых позиций, проталкивание перехода к государству заботы о малых детях. Они могут делать это и даже делают. Так что да, они могут. Эти институты очень сильны. За ними стоят политические и экономические силы.

Но хорошая новость состоит в том, что появляется и политическое сопротивление: во Франции, Литве, где была запрещена пропаганда гомосексуализма в школах, в Венгрии, где теперь действует христианская конституция[3], в Хорватии, где был организован референдум, решивший, что только мужчина и женщина могут вступать в брак, и в Словакии тоже. Так что в Европарламенте создается сопротивление. Люди начинают приходить в себя.

Я тоже делаю, что могу, в этой своей книге. Ей удается отрезвить многих людей. Нам нужно на всех уровнях общества объединить свои силы и ринуться в бой, включив на максимальную мощность свои моторы, чтобы сказать этому: «Нет!»

– Какие советы у вас имеются для румын и вообще для всех желающих сохранить свою семью и идентичность ненарушенными?

Не думайте, будто вы отсталые. Не думайте, что хорошее приходит с Запада – с Запада приходят вещи поистине губительные.

– Прежде всего не думайте, будто вы отсталые. Не думайте, что хорошее приходит с Запада – в действительности верно как раз обратное. На самом деле с Запада приходят вещи поистине губительные. Я услышала сегодня такую новость: какие-то румынские неправительственные организации заявили, что ваша страна должна догонять (западный поезд сексуального воспитания). Вы можете быть просто счастливы, что эта катастрофа еще не произошла в вашей стране. И вам следовало бы мобилизоваться по всей стране и объединиться в любую возможную коалицию, с кем угодно, в том числе за границей, и с кем угодно внутри страны, кто только может бороться против этого. Они хотят попасть к вашим детям! Они сексуализируют их, а сексуализация детей разрушит цивилизацию. Потому что разрушит в первую очередь семью. Она – корень.

Так что вам нужно делать всё, что только можете. И вы можете быть счастливы, что коммунистическая диктатура защитила вас от сексуальной революции, начавшейся на Западе в 1968 году. У вас еще сохранилась система консервативных ценностей, еще много людей считает, что семья – это хорошо, а гомосексуализм – это неправильно.

Так что распространяйте весть, что вы вовсе не отсталые. Наоборот. И можете быть счастливы, что всё это у вас еще не произошло. Потому что идет разрушение общества, и Европейский Союз – знаменосец в этом смысле.

С Габриэлой Куби беседовала Штефана Тоторча
Перевел с румынского Родион Шишков

Ştiri pentru viaţă

11 декабря 2014 года

[1] В первый раз Габриэла Куби удостоилась аудиенции у Бенедикта XVI в октябре 2012 г., после выхода в свет своей книги «Глобальная сексуальная революция…», когда он еще был действующим папой. Она преподнесла ему свою книгу в дар, и папа положительно оценил ее.

[2] Judith Butler. Gender Trouble: Feminism and the Subversion of Identity. 1990.

[3] Эта конституция была принята в Венгрии 1 января 2012 г., и уже 15 января ЕС потребовал убрать из нее христианские принципы. Она не только поддерживает брак, но и постановляет, что жизнь ребенка нужно охранять со дня зачатия, а о пресловутой сексуальной ориентации умалчивает.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий