После трех уже поздно

После трех уже поздно 

Масару Ибука

Часть 2.  Влияние раннего опыта

Главное — окружение, а не гены

В предыдущей главе я говорил о дремлющих способностях малень­кого ребенка. А вырастет ли из почки дерево или из бутона прекрас­ный цветок, зависит от того, какие условия вы создадите для этого и как будете ухаживать за своими подопечными. По моему мнению, в развитии ребенка образование и среда играют большую роль, чем наследственность.

В Японии проводился целый ряд экспериментов с близнецами, которых с самого рождения воспитывали в разных семьях. Исследо­вания показали, что даже близнецы, если они растут в разных усло­виях и воспитываются разными людьми, будут очень отличаться друг от друга и по характеру, и по способностям.

Вопрос в том, какое образование и среда лучше всего развивают потенциальные способности ребенка. Ответом на него служат резуль­таты, полученные учеными, проводившими разнообразные исследо­вания в различных ситуациях и различными методами. Кроме того, есть немало примеров, как родители, не удовлетворенные школьным образованием, пробовали обучать детей сами. К тому же есть резуль­таты экспериментов, проводимых на собаках и обезьянах, и эти ре­зультаты тоже говорят сами за себя. Теперь мне бы хотелось обсудить некоторые из этих экспериментов.

Ребенок, рожденный от отца-ученого, не обязательно станет ученым

Я часто слышу, как мамы говорят: «Должно быть, мой сын пошел в отца, у него совсем нет музыкального слуха» или «Мой муж -писатель, поэтому наш ребенок пишет хорошие сочинения». Конеч­но, как гласит пословица, «яблоко от яблони недалеко падает», или, как говорят в Японии, «из луковицы не вырастет роза». Действительно, бывают случаи, когда сын ученого становится ученым, а сын торговца -торговцем. Но эти случаи не означают, однако, что данные профессиональные качества были переданы детям с генами. С момен­та рождения их, наверное, воспитывали в такой обстановке, которая внушала им, что они должны продолжать дело отцов. Окружающая среда, которую создали родители, становится средой ребенка. Она развивает его способности к профессии отца, пробуждая интерес к этой профессии.

Если бы происхождение было определяющим фактором в форми­ровании способностей, то тогда дети поколение за поколением насле­довали бы профессии отцов. Но жизнь гораздо интереснее, и не так уж редки случаи, когда ребенок ученого становится скрипачом, а врача — писателем.

Достаточно просто посмотреть на людей, рядом с которыми вы жи­вете, чтобы увидеть, что ребенок талантливых родителей не обязатель­но талантлив. Мир презрительно называет ребенка «недостойным своего отца», хотя можно сказать, что ребенок не отвечает за то, кем он стал, так как именно среда его детства сделала его «недостойным».

И наоборот, ребенок, рожденный от бездельника и пьяницы, мо­жет стать прекрасным инженером или художником.

Именно благодаря окружающей среде и жизненному опыту дети, такие одинаковые при рождении, вырастают с разными способностя­ми и характерами.

Другими словами, профессия и способности родителей не оказы­вают прямого влияния на формирование способностей и характер ребенка. Можно только сказать, что причина того, что сын врача становится врачом, в том, что он воспитывается в атмосфере лекар­ственных запахов, людей в белых халатах и пациентов.

Сегодня ребенок будет совершенно другим, чем вчера

Мы не всегда до мельчайших подробностей замечаем, как растут наши дети, потому что видим их каждый день. А ведь они развивают­ся гораздо быстрее, чем мы думаем. Профессор Жан Пиаже, всемирно известный швейцарский специалист по психологии развития, создал теорию фаз роста, наблюдая за развитием троих своих детей. И чем больше я читаю его книги, тем острее я чувствую важность правиль­ного образования и среды на каждой стадии развития.

По наблюдениям Пиаже новорожденный сосет все, что попадает ему в рот, но уже через 20 дней после рождения он будет пить только молоко и начнет настойчиво его требовать.

Через 3 месяца у ребенка развивается желание дотянуться и потрогать что-нибудь, например тряпичную куклу, висящую над кроваткой, и делает он это с огромным удовольствием. А в 1,5 года

этот же ребенок догадается, что если нельзя дотянуться рукой до желаемого, то можно достать палкой. После 2 лет он уже пытается соотнести слова с абстрактными значениями, хотя и понимая их часто по-своему. Например, связывает слово «мужчина» только со своим папой или «дождь» с уборкой улиц поливальной машиной.

Ребенок развивается с потрясающей скоростью и физически и умственно. Поэтому так важно, чтобы его развитие правильно сти­мулировалось на каждой стадии. Чтобы добиться этого, родители должны очень внимательно наблюдать за тем, что и когда необходимо ребенку, что ему интересно, потому что именно родители ближе всех к нему. Так же как важно выбрать правильное время для изучения иностранного языка, так существует и соответствующее время для каждого этапа раннего развития.

Например, научить ребенка кататься на роликах уже после того, как он научился ходить, чрезвычайно сложно, а примерно в то же время, когда он учится ходить, можно, и через пару месяцев из него получится прекрасный фигурист.

Американский психолог Макгроу провела эксперимент с двумя близнецами. Она научила их кататься на коньках, когда одному было 11, а другому — 22 месяца. Результаты оказались явно различными:  ребенок, которого научили раньше, преуспел гораздо больше.

По сей день мы усложняем детям жизнь, считая, что рано приви­вать им те или иные навыки, и таким образом упускаем «лучшее время».

«Ложка дегтя может испортить бочку меда» — это относится и к детям

Чтобы объяснить, что я имею в виду, расскажу одну историю. Молодого человека послали работать за границу, а его жена с ново­рожденной девочкой поехала жить к своим родителям в Тохоку. Дедушка и бабушка обожали свою внучку, много играли и разгова­ривали с ней. Через год, закончив дела, молодой человек вернулся, и они с женой и ребенком опять поселились в Токио. В то время их девочка была еще слишком мала, чтобы говорить. Но когда она заго­ворила, родители пришли в замешательство: все слова, которые про­износила их дочь, были на диалекте Тохоку. Это было очень странно, потому что все члены семьи говорили на общепринятом японском языке, и только дочка — на диалекте.

Даже через несколько лет, когда девочка пошла в школу, она все еще не могла избавиться от акцента Тохоку.

Оказалось, что еще до того, как ребенок научился говорить, этот диалект распространился по каналам его мозга. А когда следы уже образовались, чрезвычайно сложно стереть их, чтобы начать прокла­дывать новые.

«Ложка дегтя в бочке меда» в раннем детстве означает, что влия­ние, оказываемое на ребенка в таком возрасте, оставляет неизглади­мое впечатление на всю жизнь. Именно родители должны заботиться о том, чтобы это влияние было благотворным.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий