После трех уже поздно

После трех уже поздно

Часть 3. Что полезно малышу

Готовых рецептов обучения младенцев нет

До сих пор я говорил о важности внешнего окружения для ребенка и о влиянии этого окружения на всю последующую жизнь. Во многих семьях, в том числе и в японских, именно мама несет на своих плечах всю ответственность за воспитание своих детей, но то, о чем я соби­раюсь говорить, касается каждого, кто занимается воспитанием ма­леньких детей. Прежде всего мама должна использовать все свое воображение и изобретательность в воспитании, при этом учитывая, конечно, на какой стадии развития находится ребенок. Те подробные советы, которые я собираюсь вам дать, следует воспринимать лишь как идеи, на основе которых любая мама может принять свое реше­ние и принять или отвергнуть тот или иной совет в соответствии с определенным характером или ступенью развития ребенка.

Всякий раз, когда я рекомендую окружать ребенка хорошей музы­кой и живописью, добросовестные мамы спрашивают, что я имею в виду под «хорошей» музыкой и «настоящей» живописью. Бетховен или Моцарт? Ван Гог или Пикассо? Конечно, иногда мы даем конк­ретные рекомендации после консультации со специалистами. Однако родители должны адаптировать наши рекомендации, исходя из осо­бенностей своего ребенка, а не воспринимать их как догму. Как пра­вило, японцы ищут готовые рецепты: они не чувствуют себя уверено, пока им не скажут, как конкретно действовать в конкретном случае. Но в воспитании, и особенно в младенческом возрасте, не может быть готовых формул. Если мама считает, что что-то хорошо для ее чада, нужно дать ему это без промедления.

Такая тенденция: ждать готовых формул — серьезный недостаток японского воспитания. Например, если ребенку 4 года — он идет в детский сад, если б — в школу. Такая система, основанная только на общепринятой возрастной традиции, игнорирует собственный уро­вень развития малыша. Образование в Японии базируется на фиксированной программе для каждого возраста. Так же воспринимается и идея раннего развития: если не дать строгих инструкций, никто не решается попробовать ее сам. По моему мнению, готовые формулы и нормы нужно всегда подвергать сомнению.

Почаще берите ребенка на руки

Малыш обижен, но мама берет его на руки, и он перестает плакать и улыбается: кому не знакома такая ситуация, каждый родитель испытывал подобное сотни раз. Но традиционная мудрость предосте­регает мам, которые берут детей на руки всякий раз, когда надо их успокоить, так как у ребенка может выработаться привычка доби­ваться плачем исполнения своих желаний. Он не успокоится, как бы вы его ни утешали, пока его не возьмете на руки, — пугают родителей. Так ли это? Если относиться к этому, как к предупреждению против слепого обожания своего ребенка, я могу с этим согласиться. Но я категорически против того, чтобы понимать это буквально. Я уверен, что ребенка следует брать на руки как можно чаще.

Для младенца, который не знает другого пути самовыражения, плач — единственное средство привлечь к себе внимание. Когда он плачет, это значит, что он о чем-то просит, и оставить его просьбу без ответа — значит лишить его с самого начала общения.

Здравый смысл доказывает, что общение ребенка с матерью, и особенно тактильное общение, очень важно для его умственного раз­вития.

Одна японская газета сообщила недавно об интересном экспери­менте, проведенном с обезьянами. Доктор Гарри Харлоу, руководи­тель Центра по исследованию приматов в университете штата Вис­консин, заменил новорожденному детенышу обезьяны его настоя­щую маму искусственными мамами, наблюдая затем, какую из них он выберет.

Одна кукла была сделана из проволоки в форме цилиндра, а другая — тряпичная. У каждой «мамы» была поилка с молоком, и каждая могла раскачиваться из стороны в сторону. Результаты показали, что детеныш выбрал теплую и мягкую тряпичную «маму» и отвечал на ее движения. Доктор Харлоу заключил, что и новорожденный челове­чек искал бы что-то теплое, мягкое и подвижное, и что та нежность, с которой мама держит на руках своего ребенка, так же важна для его эмоционального состояния, как молоко для его физического здо­ровья.

Я поощряю привычку как можно чаще брать детей на руки. Пото­му что мне хочется, чтобы у каждого ребенка было достаточно этого общения, соприкосновения с родителями, и я вижу в этом важнейший фактор формирования отзывчивого человека.

 Не бойтесь брать ребенка с собой в постель

Как привычка «держать ребенка на руках», так и привычка «спать вместе с ребенком» осуждалась в Японии как нежелательная, достав­шаяся в наследство от предыдущих поколений. Конечно, трудно, если ребенок засыпает только, когда один из родителей ляжет с ним рядом, но я никогда не слышал, чтобы родители совершенно терялись в такой ситуации. Наоборот, можно найти новый смысл в привычке спать рядом с ребенком, если подумать о его психическом и умственном развитии.

Например, мама, у которой забот по горло весь день и не хватает времени на общение с ребенком, может по крайней мере полежать с ним рядом, пока он не уснет. В течение этого короткого времени малыш совершенно спокоен и очень восприимчив. Поэтому, если вы не просто будете лежать рядом с ним или еще чего доброго заснете раньше него, а споете ему песенку, это окажет положительное разви­вающее влияние на ребенка.

Можно также предложить не маме, а папе, которого не было целый день, использовать эту возможность пообщаться со своим ребенком.

У нас много писали о методе обучения во сне, который исследовал­ся в Советском Союзе. Очевидно, что в состоянии полусна, человек, слушающий записанную на магнитофон информацию, запоминает ее, и она остается у него в подсознании, причем ее можно легко извлечь после пробуждения. Эти исследования показывают, что мож­но достичь самых неожиданных результатов, обучая ребенка в состо­янии полусна.

Ребенок, воспитанный мамой, у которой нет музыкального слуха, тоже вырастет без слуха

«У моего ребенка нет слуха, я не знаю, что делать. Это у него от мужа, у них в семье все неспособные к музыке. Это у него наследст­венное». Я часто слышу от мам такие жалобы. Да, действительно, есть дети с плохим музыкальным слухом, родителям которых, так ска­зать, медведь на ухо наступил. Однако, это не означает, что плохой слух заложен генетически, хотя этот недостаток и может передавать­ся от родителей к детям.

Предположим, что у мамы нет слуха, а ребенок каждый день слушает ее колыбельную песенку с совершенно неправильной мело­дией. Он запомнит эту мелодию и, используя ее как образец, тоже будет петь неправильно. А когда мама это услышит, она скажет, что у ее ребенка слуха нет и вообще слух — это божий дар. Если бы Моцарта и Бетховена воспитывали такие мамы, плохой слух был бы им гарантирован.

По моей теории дети без слуха, рожденные от матерей с таким же недостатком, обладают особой способностью слухового восприятия, коль скоро они могут запомнить и точно воспроизвести неправиль­ную мелодию.

А теперь, чтобы показать вам, что отсутствие музыкального слуха не передается по наследству, я расскажу вам одну историю. Доктор Шиничи Сузуки взял на обучение 6-летнего мальчика и восстановил ему музыкальный слух. Мама этого малыша музыкального слуха не имела. Тезис доктора Сузуки был такой: «У ребенка нет слуха пото­му, что его нет у мамы». Он постоянно давал ребенку слушать ту песенку с правильной мелодией, которую ему фальшиво пела мама. И постепенно мамина неправильная мелодия, запомнившаяся ребен­ку, уступила место абсолютно правильной. Позже этот мальчик про­должил музыкальное обучение, он играл скрипичные концерты Брамса и Бетховена совершенно без ошибок и даже дал несколько сольных концертов в Канаде.

Таким образом, музыкальное восприятие и развитие характера и способностей вообще формируется в большей степени под влиянием привычек родителей. И даже кажущееся нам несущественным в по­ведении родителей может сильно повлиять на ребенка.

Никогда не игнорируйте плач ребенка

В книге «Революция в воспитании младенца», изданной в Амери­ке, описан следующий эксперимент.

В Вашингтоне специально подготовленных учителей послали в детские учреждения и семьи из бедных районов, в основном населен­ные неграми, чтобы обучить примерно 30 малышей в возрасте 15 месяцев. Каждый день, кроме воскресенья, учитель проводил с ребен­ком один час, играя и разговаривая с ним. Психолог, доктор Эрл Шефер, объяснил, что эта акция была предпринята с целью стимули­ровать развитие интеллекта детей, особенно их речь. Подобные эксперименты проводились и с детьми в возрасте 14 месяцев.

Результаты тестов, полученные, когда этим малышам уже ис­полнилось 2 года и 3 месяца, показали, что «уровень интеллекту­ального развития» и особенно уровень развития речи у этих детей был явно выше, чем у их сверстников, не участвовавших в экспе­рименте.

Значит, можно повысить уровень интеллекта детей даже в таких семьях, где родители совершенно не уделяют внимания воспитанию, так как с утра до ночи заняты на работе. А представьте, каких резуль­татов можно добиться в семьях, где родители уделяют своим детям гораздо больше внимания и регулярно с ними играют.

Примерно в возрасте 2-3 месяцев малыш начинает улыбаться, лепетать и запоминает все, что происходит вокруг. Мы иногда даже не подозреваем, что в его мозгу уже отпечатываются все самые обыч­ные слова и действия его мамы, поэтому матери, много разговарива­ющие с ребенком, оказывают огромное влияние на его интеллекту­альное развитие.

Вот пример. Молодая супружеская пара жила в однокомнатной квартире, когда у них родился мальчик. Квартира была такая ма­ленькая, что поневоле мама все время находилась рядом с сыном и постоянно разговаривала с ним. Вскоре семья переехала в 3-комнатную квартиру. У них появился второй ребенок. Родилась девоч­ка, ей отвели самую тихую комнату, подальше от кухни, где боль­шую часть дня проводила мама. Старший сын начал говорить чле­нораздельно примерно в 7-8 месяцев, а его сестра в 10-месячном возрасте еще только лепетала. Более того, по сравнению со своим братом, который всегда светился улыбкой, сестра выросла тихой и молчаливой.

Не сюсюкайте с ребенком

Наверное, во всех странах люди часто разговаривают с детьми на их «детском языке». В то же время радио и телепрограммы ведутся на нормальном «взрослом» языке, и 2-летний ребенок совершенно спо­койно понимает язык обычной передачи.

Конечно, когда ребенок начнет говорить, он только лепечет что-то похожее на слова, но это скорее от того, что его органы речи еще не совсем развились, а вовсе не от недостаточного умственного развития. Просто его артикулярный аппарат недо­статочно развит и не успевает за желанием говорить. Поэтому, если взрослые говорят с ним на «детском» языке, считая, что ребенок другого языка не поймет, правильные языковые навыки никогда не сформируются. Более того, в процессе освоения язы­ка, он всегда будет опираться не на свою речь, а на то, как говорят взрослые.

Если хотите, вы можете совсем не сюсюкать с ребенком. В конце концов через несколько месяцев он подрастет, и ему придется пони­мать общепринятый язык, а если ему вдобавок в детском саду говорят, что он уже не маленький и должен говорить правильно, это только создает для него дополнительное неудобство.

Одна француженка, выдавая свою дочь замуж, сказала будуще­му зятю: «У моей дочери нет приданого, но она великолепно гово­рит по-французски». Такая гордость восхитительна, и мне бы хо­телось, чтобы у каждого ребенка была возможность блестяще ов­ладеть своим родным языком.

 Игнорировать ребенка хуже, чем баловать его

В США все большее беспокойство вызывает тяжелое положе­ние негров, корни которого не только в расовых предрассудках, но и в системе дошкольного воспитания негритянских детей. Социологические исследования, проведенные в Гарлеме и дру­гих негритянских районах Нью-Йорка, показали, что различия по коэффициенту умственного развития у цветных и белых де­тей ¾ прежде всего результат той обстановки, в которой они живут до школы. Недополученное в раннем возрасте, еще более усугубляется в школе.

Бедность побуждает многих родителей бросать детей на произвол судьбы, зарабатывать на кусок хлеба, и дети практически с момента рождения предоставлены сами себе. Напротив, белые дети обычно воспитываются в обстановке заботы и внимания со стороны родите­лей и учителей. Эта разница и создает проблему взаимоотношений между белыми и черными, которую пока решить не удается.

В моей стране тоже есть подобные проблемы, где в семьях с раз­личными условиями жизни вырастают умные и глупые, талантливые и бездарные дети. Однако можно предположить, что эти различия коренятся не только в финансовом положении семьи, но и в различ­ном отношении родителей к воспитанию детей.

По статистическим данным, опубликованным в журнале «Мо­дерн Эспри» (N 43), чем более «свободно» воспитывают родители своего ребенка, тем более неуверенным в себе он вырастает. Таким детям обычно не хватает любви, они все время ищут внимания взрослых.

Под «свободным» воспитанием понимается нерегулярный уход за ребенком, кормление только тогда, когда он сам просит, обилие игру­шек и в то же время отсутствие должного внимания, когда ему забы­вают сменить пеленки, уложить вовремя спать и т.п.

И хотя мы знаем немало примеров, когда чрезмерная забота может сделать ребенка нервным и застенчивым, тем не менее, как правило, ребенок, выросший в любви, скорее адаптируется к обществу, когда вырастает, и будет более уравновешенным и добрым.

В современном мире все больше женщин посвящают себя ра­боте, а не домашнему хозяйству и воспитанию детей, и поэтому все чаще появляется «ребенок с ключом на шее», который при­ходит после школы в пустую квартиру. Я не против того, чтобы оба родителя зарабатывали на жизнь, но я убежден, что детей нельзя оставлять одних во имя идеи «свободного» воспитания, лишая их тем самым любви и заботы взрослых, в которой они так нуждаются.

 Детский страх иногда кроется в таких вещах, о которых взрослые и не догадываются

Мы обычно считаем раннее детство самой счастливой порой в жизни, где нет места страхам и беспокойствам окружающего мира. Однако похоже, что в реальности мы не всегда были счастливы в младенческие годы. У детей, как и взрослых, есть свои страхи, и причины их часто кроются в том, о чем мы порой и не подозреваем. В номере N 41 за 1961 год журнала «Раннее развитие» есть статья, рассказывающая о случае, который произошел с мистером Шотаро Миямото, директором обсерватории в университете Киото:

«Мой отец, должно быть, очень увлекался буддийскими песнями „Но“. Его друзья часто приходили к нам, и они вместе пели. А меня укладывали спать в соседней комнате. Я помню, что мне было очень страшно слышать эти заунывные и давящие звуки, и я громко плакал. Но моя мама больше беспокоилась о гостях и пыталась быстро меня уложить. Даже сейчас, когда я слышу эти протяжные буддийские песни, они пробуждают в моей душе не успокоение, а ужас».

Родители мистера Миямото никогда бы не подумали, что эти песнопения могли оставить такой неизгладимый след в душе ребен­ка, который не стерся даже с возрастом. Но не только эти ужасные звуки сохранила память детства. Мистер Миямото с удовольствием вспоминает сказки, которые его бабушка читала ему перед сном, музыку из оперы «Кармен», «Лунную сонату». Спрашивается, по­чему именно песни «Но» так напугали мистера Миямото? Это дает нам пищу для размышления. Возможно, что не только гнетущие звуки песен, но и одиночество и темнота комнаты, где его оставля­ли одного, наводили на него ужас. Я не собираюсь давать рецептов, что делать в таких случаях, я только хочу сказать, что то, что взрослым кажется пустяком, мелочью, может оставить глубокий след в душе ребенка.

Новорожденный чувствует, когда родители в ссоре

По лицу малыша очень легко определить, когда его родители ругаются, ссорятся, конфликтуют: выражение его лица подавленное и беспокойное. Вы можете возразить, что это чепуха, что новорож­денный не может воспринимать все тонкости во взаимоотношениях между родителями. Между тем он наделен чувствительным умом, который реагирует на каждое внешнее изменение.

Подумайте, что будет с ребенком, который каждый день наблюда­ет уродливые ссоры своих родителей. Конечно, он не понимает зна­чения всех пререканий, но злоба и ругань обязательно отразятся на его чувствах, может быть, на всем его существе. И неудивительно, что у ребенка, выросшего в обстановке неприязни, мрачное, напря­женное лицо.

Глаза или нос передаются вашему ребенку по наследству, а выра­жение его лица — это то зеркало, в котором отражаются отношения в семье.

В ребенке, выросшем в обстановке отчуждения и неприязни, к тому времени, как он пойдет в детский сад и школу, уже зреют ростки будущего несчастья и разрушения.

Анализ многих правонарушений, совершенных подростками, по­казывает, что в основном первые годы своей жизни они проводили в неблагополучных семьях.

Доктор Шиничи Сузуки однажды сказал: «Когда вы придете до­мой, поставьте перед собой своих детей и вглядитесь в их лица, вы прочтете всю историю своих супружеских отношений». Я никогда не забуду этих слов.

Совсем необязательно делать что-то особенное, чтобы способство­вать раннему развитию вашего ребенка. Самое лучшее для начала -это создать гармоничные отношения между мужем и женой и прият­ную психологическую атмосферу дома.

Нервозность родителей заразна

«Мой сын такой же мрачный, как и его отец» или «моя дочь такая же небрежная, как и ее мать». Так часто жалуются родители, которые склонны считать, что достоинства их дети наследуют от них самих, а недостатки от другого родителя. Однако я надеюсь, что родители, которые дочитали мою книгу до этого места, уже осознали, что все хорошее и плохое в их детях — результат воспитания с самого рожде­ния.

Раннее развитие часто сводят к тому, чтобы напичкать ребенка информацией или научить читать и писать в раннем возрасте. Но что гораздо важнее — это развивать умение рассуждать, оценивать, восп­ринимать. Для этого нет специальных программ, и только то, как ведут себя родители, что они делают и чувствуют, как разговаривают с малышом, может сформировать личность ребенка. Так ребенок, воспитанный неразговорчивым угрюмым человеком, будет всегда не в духе, а воспитанный небрежным человеком будет небрежен. Но если в случае отсутствия музыкального слуха у мамы, она может не петь ему сама, а давать слушать пластинки, то такие вещи, как характер, эмоции, чувствительность, часто не осознаются самим че­ловеком. И даже если человек знает свои недостатки, их нелегко исправить. Поэтому-то и надо быть осмотрительным в своем поведе­нии.

Если мама простудится, она может постараться не заразить своего ребенка, например, не держать его на руках слишком близко или надеть марлевую повязку. Но не так уж много мам, которые заботятся о том, чтобы не передать детям своих недостатков.

Вирус под названием «нервозность» у мамы гораздо более зараз­ный и сильный, чем простуда.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий