После трех уже поздно

После трех уже поздно

Масару Ибука

Ребенка необходимо правильно воспитывать с самого рожде­ния — уверяет автор, который является создателем всемирно извест­ной фирмы «Сони». Он один из тех людей, которые подняли послево­енную Японию из руин до ее сегодняшнего технического благоденст­вия.

ВСТУПЛЕНИЕ К АНГЛИЙСКОМУ ИЗДАНИЮ

Если за добротой и благожелательностью, с которой написана эта книга, вы почувствуете и важность того, о чем она повествует, то, возможно, вместе с другими подобными книжками она совершит в ваших представлениях одну из самых великих и добрых революций в мире. И я искренне желаю, чтобы эта цель была достигнута.

Представьте себе революцию, которая принесет самые замеча­тельные перемены, но обойдется без кровопролития и мучений, без ненависти и голода, без смерти и разрушений.

У этой самой доброй из революций есть только два врага. Первый — закоснелые традиции, второй — существующее положение вещей. Не обязательно, чтобы укоренившиеся традиции разбивались вдре­безги, и древние предрассудки исчезали с лица Земли. Не надо раз­рушать то, что все еще может приносить хоть какую-то пользу. Но то, что сегодня кажется ужасным, пусть постепенно исчезнет за не­надобностью.

Теория Масару Ибука делает возможным уничтожение таких ре­алий, как невежество, неграмотность, неуверенность в себе, и, кто знает, может быть, принесет, в свою очередь, уменьшение бедности, ненависти и преступлений.

Книга Масару Ибука не дает этих обещаний, но проницательный читатель все время будет иметь перед глазами такую перспективу. По крайней мере такие мысли рождались во мне, пока я читал эту книгу.

Эта удивительно добрая книга не делает ошеломляющих заявле­ний. Автор просто предполагает, что маленькие дети обладают спо­собностью научиться чему угодно. Он считает, что то, что они усваи­вают без каких-либо усилий в 2, 3 или 4 года, в дальнейшем дается им с трудом или вообще не дается. По его мнению, то, что взрослые осваивают с трудом, дети выучивают играючи. То, что взрослыеусваивают со скоростью улитки, детям дается почти мгновенно. Он говорит, что взрослые иногда ленятся учиться, тогда как дети готовы учиться всегда. И утверждает он это ненавязчиво и тактично. Его книга проста, прямолинейна и кристально ясна.

По мнению автора, одними из самых сложных занятий для чело­века является изучение иностранных языков, обучение чтению и игре на скрипке или фортепьяно. Такими навыками взрослые овла­девают с трудом, а для детей — это почти неосознанное усилие. И моя жизнь — яркое подтверждение тому. Хотя я пытался выучить целую дюжину иностранных языков, поскольку работал учителем на всех континентах, обучая детей, как из самых привилегированных слоев общества, так и из самых низов, по-настоящему я знаю только родной язык. Я люблю музыку, но не умею играть ни на одном музыкальном инструменте, даже не могу как следует запомнить мелодию.

Чтобы наши детишки, подрастая, свободно говорили на несколь­ких языках, умели плавать, ездить верхом, писать маслом, играть на скрипке — и все это на высоком профессиональном уровне, — нужно, чтобы их любили (что мы и делаем), уважали (что мы делаем редко) и предоставляли в их распоряжение все то, чему мы бы хотели их научить.

Нетрудно представить себе, насколько мир будет богаче, здоровее, безопаснее, если все дети будут знать языки, искусство, основы наук прежде, чем достигнут подросткового периода, чтобы затем исполь­зовать последующие годы для изучения философии, этики, лингви­стики, религии, а также искусства, науки и так далее на более про­двинутом уровне.

Нетрудно представить себе, каким стал бы мир, если бы огромное желание детей учиться не притуплялось игрушками и развлечения­ми, а поощрялось и развивалось.

Нетрудно представить себе, насколько лучше был бы мир, если бы голод познания трехлетнего ребенка удовлетворялся не только Мик­ки Маусом и цирком, но и произведениями Микеланджело, Мане, Рембрандта, Ренуара, Леонардо да Винчи. Ведь маленький ребенок обладает безграничным желанием узнать все, чего он не знает, и у него нет ни малейшего понятия о том, что плохо и что хорошо.

Какие же у нас основания доверять советам Масару Ибуки? Что говорит в его пользу?

1. Он не специалист в теории образования, следовательно, не знает, что можно, а что нельзя: необходимое условие для совершения значительного прорыва в устоявшейся области.

2. Он, безусловно, гений. Начав свою деятельность в 1947 ГОДУ, когда его страна была опустошена, он с тремя молодыми компаньо­нами и 700 долларами в кармане основал фирму, которую назвал «Сони». Он был одним из тех первопроходцев, которые подняли Япо­нию из руин и отчаяния на уровень мирового лидера.

3. Он не только говорит, он делает. В качестве исполняющего обязанности директора Ассоциации раннего развития и директора организации «Обучение талантов» в Мацумото он в настоящее время дает возможность тысячам японских детей учиться по той программе, которую описал в этой книге.

Масару Ибука предлагает изменить не содержание, а способ обу­чения ребенка.

Выполнимо ли все это или это розовые мечты? И то и другое. И я тому свидетель.

Я видел, как в Австралии плавают новорожденные дети супругов Тиммерман. Я слышал, как четырехлетние японские малыши гово­рили по-английски с доктором Хонда. Я видел, как совсем маленькие детишки выполняли сложные гимнастические упражнения под руко­водством Дженкинса в США. Я видел, как трехлетние дети играли на скрипке и на рояле с доктором Сузуки в Мацумото. Я видел трехлет­него ребенка, который читал на трех языках под руководством док­тора Верса в Бразилии. Я видел, как двухлетние дети из Сиукса катались на взрослых лошадях в штате Дакота. Я получил тысячи писем от мам со всего мира с просьбой объяснить им те чудеса, кото­рые происходят с их детьми, когда их учат читать по моей книге «Как научить ребенка читать».

Я думаю, что предлагаемая книга — одна из самых важных книг, когда-либо написанных. И я думаю, что ее должны прочитать все, живущие на Земле родители.

Глен Доуман,

директор Института развития потенциальных возможностей человека

Филадельфия, США

 ПРЕДИСЛОВИЕ

С древних времен считается, что выдающийся талант — это прежде всего наследственность, каприз природы. Когда нам говорят, что Мо­царт дал свой первый концерт в возрасте трех лет или что Джон Стюарт Милл читал классическую литературу по-латыни в этом же возрасте, большинство реагирует просто: «Конечно, они же гении».

Однако подробный анализ ранних лет жизни и Моцарта и Милла говорит о том, что их строго воспитывали отцы, которые хотели сделать своих детей выдающимися. Я предполагаю, что ни Моцарт, ни Милл не были рождены гениями, их талант развился максимально благодаря тому, что им с самого раннего детства создали благоприят­ные условия и дали прекрасное образование.

И наоборот, если новорожденный воспитывается в среде, изна­чально чуждой его природе, у него нет шансов развиваться полностью в дальнейшем. Самый яркий пример — история «волчьих девочек», Амалы и Камалы, найденных в 1920-е годы в пещере к юго-западу от Калькутты (Индия) миссионером и его женой. Они приложили все усилия, чтобы вернуть детям, воспитанным волками, человеческий облик, но все усилия оказались напрасны.

Принято считать само собой разумеющимся, что ребенок, рожден­ный человеком, — человек, а детеныш волка — волк. Однако у этих девочек и в человеческих условиях продолжали проявляться волчьи повадки. Получается, что образование и окружающая среда, в кото­рую попадает младенец сразу после рождения, скорее всего и опреде­ляет, кем он станет — человеком или волком!

Размышляя над этими примерами, я все больше и больше думаю о том, какое огромное влияние на новорожденного оказывают обра­зование и окружающая среда. Эта проблема приобрела величайшее значение не только для отдельных детей, но и для здоровья и счастья всего человечества. Поэтому в 1969 году я занялся созданием организации «Японская ассоциация раннего развития». Наши и зарубежные ученые собрались, чтобы в экспериментальных классах изучить, проанализировать и расширить применение метода доктора Шиничи Сузуки обучения малышей игре на скрипке, который привлекал тог­да внимание всего мира.

По мере того как мы продвигались в своей работе, нам стало совершенно ясно, насколько порочен традиционный подход к детям. Мы привычно считаем, что знаем о детях все, тогда как очень мало знаем об их реальных возможностях. Мы уделяем много внимания вопросу о том, чему учить детей старше трех лет. Но согласно совре­менным исследованиям к этому возрасту развитие клеток головного мозга уже завершено на 70-80%. Не значит ли это, что мы должны направить свои усилия на раннее развитие детского мозга до трехлет­него возраста?

Раннее развитие не предлагает насильственное вскармливание грудных детей фактами и цифрами. Главное — введение нового опыта «вовремя». Но только тот, кто ухаживает за ребенком изо дня в день, обычно это мама, может распознать это «вовремя» .Я написал эту книгу, чтобы помочь этим мамам.

Масару Ибука

 

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий