Что вам никогда не говорили о вакцинах. Исследования, сокрушающие медицинскую модель мира. Ч.1

Мне показалось интересным это интервью с канадским ученым Д-ром Эндрю Моулденом на тему прививок. Его революционные открытия в науке разрушают современную медицинскую модель. Именно поэтому карьера Моулдена складывается драматично.

Andrew Moulden

Что вам никогда не говорили о  вакцинах. Интервью с д-ром Эндрю  Моулденом

Часть первая

— Доктор  Моулден, расскажите немного о себе.

Мне 44 года и всю свою взрослую жизнь я провел в академическом мире в университетских и клинических исследованиях в области медицины. Мой выбор в пользу науки о мозге и поведении объясняется огромным желанием найти ответы на многие вопросы, такие как: зачем мы здесь? что делает нас людьми? что является причиной таких болезней, как шизофрения, деменция, рассеянный склероз, неспособность к обучению и часто встречающихся других?

Моя специализация — нейроповеденческая оценка расстройств умственной деятельности и поведения. См. www.BrainGuardMD.com

Степень бакалавра я получил в области биологической психологии. По основной своей специальности я с отличием закончил университет Ниписинг в Норт Бэй в Онтарио в Канаде, средняя совокупная оценка 88%. Магистерскую диссертацию в области нейрокогнитивного развития детей и подростков я защитил в университете Лоренса. Все курсы в бакалавриате по мозгу и поведению (98%) и нейробиологии (94%) я завершил с высшими оценками. Такие же я получал в магистратуре и докторантуре.

Областью моей докторской (PhD) работы была клиническая и экспериментальная нейропсихология. В то же время я изучал когнитивную неврологию в Университете Оттавы. Докторские экзамены включали вопросы по приобретенным повреждениям мозга и посттравматическому мозговому синдрому. Во время докторской практики я работал в Ассоциации по исследованию нетяжелых повреждений мозга в качестве руководителя группы и в Ассоциации черепно-мозговой травмы в Торонто. Экзамен был по приобретенным повреждениям мозга. Ими же я занимался во время клинической работы.

Я был стипендиатом Канадского совета по исследованиям и естественным наукам, Фонда психического здоровья Онтарио, Университета Онтарио, и получил 27 наград или стипендий за академическое, исследовательское, клиническое и преподавательское отличие во время обучения в университетах. Меня включили в 1-5% лучших стажеров во время моей практики в экстренной медицинской помощи в Оттаве.

Я вел дополнительные курсы по мозгу и поведению, неврологии, нейропсихологии и нейропсихиатрии в Университете Оттавы (1993—2005) и полный курс нейробиологии в Атлантическом баптистском университете в Монктоне (Нью-Брансуик) в Канаде.

Моя клиническая подготовка во время работы над докторской диссертацией проходила по клинической нейропсихологии в Исследовательском институте Ротман в госпитале Бэйкрест при Университете Торонто, и в клинике расстройств памяти при Центре медицинских наук в госпитале Кредит Вэли в Оттаве. Докторская диссертация была по функциональной томографии головного мозга и нейроэлектрофизиологии в Университете Торонто. Позже я получил медицинскую степень в университете Макмастер в Гамильтоне в Онтарио.

Также я прошел факультативную подготовку в поведенческой неврологии и клинической нейропсихологии, брал курсы по клинический неврологии. Моя вторичная специализация — психиатрия и нейропсихиатрия. Я получил лицензию Медицинского совета Канады (2006), сдав экзамены по основным знаниям (LMCC 1) и клиническим навыкам (LMCC 2), соответствующих экзаменам на медицинскую лицензию США (USMLE, части 1 и 2).

Я решил заниматься нейроповеденческой и нейрокогнитивной оценкой больных и исследованиями, основанными на темах моих докторской и магистерской диссертаций, а не клинической практикой. Медицинская степень была мне нужна только для того, чтобы лучше изучить проблему расстройства умственной деятельности и поведения. В мои цели не входило становиться практикующим врачом.

В течение последних нескольких лет я посвятил себя изучению изменений в поведении, вызванных гиперстимуляцией иммунной системы, исследованиям нарушений в развитии нервной системы и, наконец, прививкам, которые запускают несколько расстройств умственной деятельности и поведения, изучать которые я начал еще будучи студентом.

Моя работа будет подана на экспертную оценку в ближайшие несколько месяцев. На данный момент экспертная оценка доступна на сериях DVD «Утрата терпения», где я перевел язык медицинской науки на язык информации и презентации, облегчающим понимание как широкому кругу людей, так и распорядителям судов по делам, связанным с нанесенным прививками ущербом. Примеры последнего представлены мной в формате «Убедись сам».

Доктор Моулден, мы понимаем, что вы сделали революционное открытие. Можете рассказать нам об этом?

С удовольствием. В результате своих многолетних исследований я пришел к выводу, что прививки вызывают нарушение притока крови (ишемию) к мозгу и телу, от клинически незаметного до смертельного. Это инсульты, имеющие непосредственное отношение ко всем нам. И у меня есть причины утверждать, что прививки ЯВЛЯЮТСЯ причиной роста аутизма, отдельных видов необучаемости, дефицита внимания, расстройств памяти, синдрома внезапной детской смерти, синдрома войны в Персидском заливе, деменции, конвульсивных нарушений, некоторых видов рака и многого, многого другого.

— Что заставило вас отойти от неизменных и в какой-то степени зашоренных взглядов большинства врачей?

Мозг и нервная система связаны по-особенному. Функции находятся в определенных зонах. Изучив мозг и поведение, нейробиологию, клиническую нейропсихологию, развитие нервной системы у детей, функциональную томографию мозга, клиническую неврологию, клиническую психиатрию, клиническую медицину, иммунологию, гематологию, анализы и исследования и поняв инструменты, технику и идеи общепринятой медицины, я сумел увидеть проблемы клинической медицины с точки зрения специалиста во множестве областей научных знаний. Я понял «закон и порядок» функций здорового мозга в сравнении с функциями мозга поврежденного, и физиологических механизмов, которые особым образом могут являться причиной определенных повреждений мозга. Мои клинические навыки позволяют их понять, а современные методы визуализации нервной системы — нет. Момент истины наступил в 2001 г.

-Что особенно привлекло ваше внимание, побудило начать и затем продолжить исследования?

Я видел больных аутизмом, поступающих из медицинских учреждений, у них была транскортикальная моторная афазия, изолированный синдром отсутствия речи и очень специфический паралич черепных нервов, который может быть связан ТОЛЬКО с ишемическим инсультом. Примечательно, что изучение шизофрении, слабоумия и моя исследовательская работа с методами визуализации нервной системы и оценкой мозговых и поведенческих функций до поступления на медицинский факультет научили меня «видеть» то, что все это время было перед нашими глазами — ишемические инсульты и повреждения мозга, вызванные прививками. Проблема была в том, что мы не знали ни как, ни когда, ни что измерять, не говоря уже об ограничениях инструментов, используемых нами для измерения работоспособности мозга в здоровом состоянии, в расстройстве и в болезни.

Понадобилось несколько лет для того, чтобы расшифровать, каким образом связаны ишемические повреждения мозга с наблюдаемым нами аутизмом и многими другими неврологическими заболеваниями. И теперь я могу говорить о том, что, похоже, нашел ответы на вопросы, и определенные решения проблемы.

«Дикий» полиомиелит вызывает абсолютно те же самые повреждения мозга, что и ВСЕ вакцины. Действительно, синдром Гийена-Барре и другие неврологические нарушения вызываются общим механизмом вреда, хотя запускается он по-разному у разных людей. Например, ишемия — вследствие повреждения кровотока в микроциркуляторном русле. Мы попросту не оценивали то, что было прямо перед нашими глазами.

Моими первыми пациентами были несколько больных аутизмом и шизофренией. У всех у них болезнь начиналась совершенно одинаково — с острых парестезий или паралича. Эти повреждения мозга были едва различимы, но хорошо измеримы, и присутствовали как следствие дикого полиомиелита в допрививочную эру.

Поскольку я был вооружен знаниями и навыками врача, клинического нейропсихолога, специалиста по развитию нервной системы у детей, имел опыт работы в томографии, в анализах и измерениях, научных методах, функциональных локализациях мозга и поведенческих проблемах, а также обладал широким спектром знаний в других научных дисциплинах, я сумел увидеть за деревьями лес. Не преувеличивая, я открыл общий механизм всех приобретенных человеком болезней и нарушений.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий