Избавит ли мир от детского паралича программа искоренения полиовируса?

В поисках инфекционного агента полиомиелита

Полиомиелит стал предметом серьезного общественного беспокойства, когда он впервые распространился по восточному побережью США, а также в промышленных районах Европы в начале 1900-х гг. Его необъяснимые вспышки пугали и публику, и медперсонал, что продемонстрировали Саймон Флекснер и Пол А. Льюис (оба из Рокфеллеровского Института медицинских исследований в Нью-Йорке), написавшие в «Журнале Американской медицинской ассоциации» в 1909 г.: "Причина и способ распространения заболевания [полиомиелита] неизвестны, поэтому не существует разумных способов его предотвращения. Хотя тяжесть и фатальность протекания заболевания колеблются в широких пределах, его последствия всегда столь разрушительны, что делают его важнейшим для медицины и общества"14.

Как раз за год до этого австрийские исследователи Карл Ландштейнер и Эрвин Поппер совершили исторический прорыв в изучении полиомиелита. У Ландштейнера был девятилетний пациент, больной полиомиелитом, который умер 18 ноября 1908 г., спустя всего 4 дня после начала заболевания. С помощью своего коллеги Поппера, Ландштейнер приготовил суспензию из спинного мозга ребенка и ввел ее двум обезьянам, а также нескольким кроликам, морским свинкам и мышам. Оказалось, что в то время, как у других животных не было никаких последствий от инъекции материала спинного мозга, у двух обезьян развилось поражение спинного и головного мозга, которое выглядело неотличимым от такового у людей, страдающих полиомиелитом. У одной из обезьян развился острый вялый паралич в обеих ногах. Хотя Ландштейнер и Поппер попытались передать паралич другим обезьянам, используя ткани нервной системы больных обезьян — это называется пассажем инфекционного агента — они потерпели неудачу10,20.

На следующий год Флекснеру и Льюису удалось то, что не удалось Ландштейнеру и Попперу: первые сообщили в «Журнале Американской медицинской ассоциации», что они успешно провели полиомиелит через несколько обезьян (т.е. от обезьяны к обезьяне). Они начали, подобно Ландштейнеру и Попперу, с введения тканей спинного мозга больных людей в головной мозг обезьян. После того, как обезьяна заболевала, они вводили суспензию из пораженных тканей ее спинного мозга другим обезьянам. Работа Флекснера и Льюиса в 1909 г. была признана прорывом, потому что у второй обезьяны (и у третьей, и у четвертой, и по меньшей мере у шести к моменту публикации) развился полиомиелит. Флекснер и Льюис успешно перенесли инфекционный компонент заболевания от животного к животному14.

Но что было передаваемым агентом? «Ни в препаратах-мазках, ни в культурах нам так и не удалось обнаружить бактерию, которая могла бы быть причиной заболевания», — сообщили Флекснер и Льюис. Поэтому они сделали вывод, что "инфекционный агент эпидемического полиомиелита относится к классу мельчайших фильтрующихся вирусов, которые пока невозможно с уверенностью разглядеть в микроскоп"14.

Удалось ли Флекснеру и Льюису выделить полиовирус в 1909 г.? Сегодня очевидно, что в ранних экспериментах при попытках создания чистого препарата полиовируса вполне могли присутствовать другие агенты.

Дебаты о природе причинного агента полиомиелита продолжались. Одна группа исследователей предположила в 1919 г., что разновидность бактерии, осторожно названной полиококком, была либо виновником, либо кофактором7. В ранних экспериментах все виды биологических материалов — спинной и головной мозг, фекальный материал, даже насекомые — измельчались и вводились в обезьян, чтобы вызвать паралич 4,7,15,21,22,33. Было известно, что эти ранние «вирусные препараты» содержали бактерии. Количество бактерий определялось путем засевания тканевой культуры в чашке Петри эмульсией спинного мозга (или фекального материала), чтобы измерить, сколько времени потребуется для появления бактериальных колоний. Как указали Ф. Б. Гордон и соавт. в статье, опубликованной в «Журнале инфекционных болезней», "если приблизительно через 22 часа инкубации при температуре 370С не происходило роста [бактерий], образец считался подходящим для введения обезьянам. Это не было тестом на стерильность, т.к. рост обычно происходил при более длительной инкубации; скорее, это было указанием на степень бактериального заражения образца"15.

Таким образом, первые исследователи полиовируса знали, что «вирус», который они вводили обезьянам, содержал также неопределенное количество бактерий. У них не было возможности определить, что еще там может присутствовать.

В то время как Флекснер и Льюис могли ошибаться, предполагая, что у обезьян они переносили очищенную форму «фильтрующегося вируса», они определенно передавали болезнетворный агент или агенты от животного к животному. Хотя они не могли наблюдать этот агент, они предельно детально, насколько смогли, дали его описание. Несомненно полагая, что оказывают услугу другим исследователям, они сделали выводы таким образом, который на десятилетия стал определяющим для исследований полиомиелита.

В начале XX в., когда ученые предпринимали первые попытки понять и охарактеризовать вирусы и вирусные заболевания, многие — включая таких исследователей полиомиелита, как Флекснер и Льюис — преувеличивали значение своих находок.

Первые исследователи полиомиелита были настоящими пионерами в науке: Флекснер, Льюис, Дальдорф, Ландштейнер, Поппер, Дульбекко, Сэбин, Солк и многие другие работали над неизвестным агентом. Они не понимали свойства зараженных тканей, с которыми имели дело, и они не знали, как защитить себя от болезней, которые могли быть в этих тканях. В наше время латексных перчаток, биобезопасных камер и других легкодоступных способов защиты от опасных инфекционных агентов, нельзя переоценить храбрость этих ученых и их риск.

Тем не менее, отсутствие точности в описаниях экспериментов и их результатов не позволяет нам слепо доверять исследователям начала XX в.

Например, в 1948 г. Гилберт Дальдорф и Грейс М. Сиклз из Департамента здравоохранения штата Нью-Йорк опубликовали доклад об исследованиях, который иллюстрирует некоторые проблемы в вирусологии, существующие по сей день. Дальдорф и Сиклз дали описание «неизвестного фильтрующегося агента», который они «выделили» из фекалий парализованных детей6.

Проблемы становятся очевидными, когда Дальдорф и Сиклз описывают, как они «выделили» этот агент:

"Двадцать процентов фекальной суспензии, приготовленной путем обработки эфиром и центрифугированием, были введены в мозг лабораторных мышей-альбиносов. Мышей грудного возраста, 3-7 дней от роду, парализовало, а мышей весом 10-12 г — нет. Выделение было повторено несколько раз…"6.

Дальдорф и Сиклз использовали слово «выделение» для описания создания суспензии из фекального материала, что было, мягко говоря, сильным преувеличением.

Дальдорф и Сиклз попытались затем идентифицировать агент. В 1948 г. антитела, как и вирусы, не могли быть определены так, как их определяют сегодня. Чтобы различить вирусные штаммы, была использована «нейтрализующая сыворотка» — бесклеточная порция крови, взятая у человека или животного, предположительно зараженного агентом. Вероятно, эта нейтрализующая сыворотка содержала антитела к агенту.

Согласно Дальдорфу и Сиклз, нейтрализующая сыворотка, полученная от парализованных детей, не давала развиться параличу у мышей, когда им ее вводили одновременно с неидентифицированным агентом. Отсутствие симптомов (у мышей не развился паралич) было интерпретировано таким образом, что нейтрализующая сыворотка (т.е. иммунный ответ, выработанный больным ребенком) успешно блокировала введенный в мышь агент. Не было доказательства тому, что нейтрализующая сыворотка, как утверждали Дальдорф и Сиклз, взаимодействовала и подавила один специфический агент.

Дальдорф и Сиклз верили, что они «выделили» легендарный агент, который мог заражать людей, хотя они не доказали, что он был ответственен за развитие паралича у пациентов. «Изученные нами пациенты могли быть случайно инфицированы новым агентом и классическим полиомиелитным вирусом, хотя изолятам не удалось вызвать заболевание макаки резус», — писали они6. И опять, они писали о «выделении», когда имели в виду получение частично обработанного образца (спинного мозга или фекалий) у парализованного человека и введение его животному с тем, чтобы посмотреть, вызовет ли разведенный образец паралич. Настоящего выделения не было.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий