Священнослужители об «антропологической революции»

Вакцинация, прививки

Средний возраст жителя Северной Европы или Японии приближается к 100 годам (так в тексте; по-видимому, имеется в виду не возраст, а средний срок жизни, — Regions.Ru), в Бельгии появились брачные агентства для тех, кому за 80. В мире живут сотни тысяч людей, зачатых вне человеческих тел.


Еще на моей памяти женщина 50 лет считалась пожилой, да просто старушкой! Сегодня эта женщина выглядит, как ее мать, не будь войны, выглядела бы в 30. Даже с учетом отечественной медицины и тяжелой истории, мы отыграли 15-20 лет для активной жизни взрослого человека.

Уже через несколько лет на одного работающего человека станет больше двух пенсионеров. В средние века семья вместе проживала лет 10, в наше время 30-40, а представьте себе, когда брак будет длиться 80, а то и 100 лет — не потянет ли это за собой необходимость смены брачного партнера два, а то и три раза в жизни?..

В немецкой медицине появился термин — «летуны». Так называют стариков, которые в целом здоровы, могут жить дальше, но у них исчезает желание жить, и они падают из окон.

С учетом состояния отечественной медицины, нам это кажется далеким, но уже сегодня реально поддерживать жизнь тела дольше, чем сознания. В какой-то момент кто-то должен принять решение, повернуть ли краник… И кто-то должен определить, сколько времени этот краник будет «капать» бесплатно, а сколько — за деньги. И за какие.

Медицина будет располагать все большими возможностями и ставить перед нами вопросы, которые раньше не приходили в голову… Проблемы, которые уже встали перед «Западом», рано или поздно встанут и перед нами».

«Согласны ли вы, что достижения медицины ставят перед человечеством нравственные проблемы? Должна ли Церковь, религия предлагать свои ответы на возникающие в связи с этим вопросы? Какие это должны быть ответы?» — с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям.

 Мнения священнослужителей

Протоиерей Александр Кузин
клирик храма Космы и Дамиана в Шубине

Ни медицина, ни биология, ни любые другие науки не могут поставить перед человеком какие-то новые вопросы. Как говорил Экклезиаст, «нет ничего нового под Солнцем». Что может быть нового для человека, который в течение многих сотен лет до Великого Потопа жил по 800-900 лет? Нет того периода и социальных обстоятельств, которые были бы вне пространства, сотворенного для нас Богом. Нет таких времен, которые бы не описал Христос, кроме пришествия антихриста.

В языческой Спарте убивали неугодных для родителей детей, в иных языческих дохристианских странах убивали родителей, пожилых людей, которые неспособны были себя прокормить. Так что и в эвтаназии ничего нового нет. Но все это было в иные времена человечества, и было отвергнуто нравственностью и моралью, которую принес Христос.

Протоиерей Андрей Спиридонов
клирик храмов Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке
и святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве

Какова цена с нравственно- духовной точки зрения попыткам продлить земную жизнь? «Летуны» — это не следствие ли духовной катастрофы, которую человек испытывает, продлевая жизнь? Ведь смерть – это следствие греха.

Невозможно победить смерть, не победив грех. А грех побежден во Христе, в его воскресении, но окончательная победа над грехом, а значит и над смертью, отложена до второго пришествия Христова. Поэтому когда человек покушается на искусственное продление жизни, да еще и ценой технологий, которые явно противоречат установкам Божьим, не окажется ли слишком велика цена? Не приведет ли это человека к еще большей нравственной и духовной катастрофе? Смерть одними биомедицинскими технологиями победить невозможно. Ген старости заложен в нас как наказание за грех.

Облегчение страданий и медицинская помощь – не грех и не зло, а благо, но когда это становится самоцелью, человек готов заплатить любую цену и применять нравственно-сомнительные технологии, он неизбежно навлечет на себя губительные последствия.

Священник Николай Святченко
Председатель Отдела по миссионерской,
молодежной и катехизаторской работе Гатчинской и Лужской
епархии Санкт-Петербургской митрополии,
Преподаватель Санкт-Петербургского Института Религиоведения и Церковных Искусств.
Сотрудник Антисектанского центра «Ставрос».

Конечно, печалит, что знаменитый в древности термин — эвтаназия — утратил подлинное значение. В переводе с древнегреческого это означает «благая смерть». О такой молятся христиане на богослужении, прося, чтобы Господь послал непостыдную, благую, радостную кончину, чтобы она была, насколько это возможно, предсказуемой, дабы человек мог так или иначе к ней подготовиться, а его близкие, родственники — помолиться о нем. Эвтаназия в сегодняшнем понимании — помощь человеку в самоубийстве или соучастие в самоубийстве.

Боль, страдание, как любое испытание, в жизни нередки. Церковь, с одной стороны, признавая болезненность человека и его смертность, всегда просит у Господа освобождения от всякой скорби; если человек сильно страдает, она молится, чтобы Господь принял его, и затем молится о его упокоении. Есть даже такая молитва – на исход души. Но не человеку надлежит решать, жить ему или умирать. Это Бог дал ему жизнь с момента зачатия.

Эвтаназию на Западе сейчас пытаются представить как «достойную смерть». Но право на смерть, которое как-то юридически обосновывает эвтаназию, может превратиться в угрозу для жизни больных, которые не в состоянии оплатить свое лечение. И мы видим, что оправдания эвтаназии стали находить люди нерелигиозные, условно их можно назвать материалистами. Они убеждены: решение, жить ли человеку, должно приниматься на основании его силы и дееспособности, а такая позиция приводит к выводу, что достойный человек — сильный и здоровый человек. Это напоминает фашизм.

Для христианина не существует эвтаназии как проблемы — христиане ее просто отвергают. Это проблема для общества. И она может привести к делению людей на сильных и слабых, нужных и ненужных. Церковь же всегда провозглашала любовь и уважение к каждому.

Если же говорить о развитии наук, в том числе медицинских, христиане смотрят на это как на благословение Божье, что, с одной стороны, поможет понять, как Господь сотворил этот мир и прозреть, с другой — выразить любовь к ближнему. И если возможно выразить любовь путем поддержания жизни ближнего, это, конечно же, благо.

Священник Михаил Артеменко
клирик Свято-Владимирского храма
пос. Разумное Белгородского района Белгородской области,
психолог, руководитель семейно-консультационного центра
св. блгв. кн. Петра и Февронии в пос. Разумное

Пока медицина развивается на пользу человеку и не претендует на изменение нравственных устоев, — это прекрасная и благородная наука. Поиск лекарства от рака или СПИДа – дело благое.

Но когда медицина (или любая другая наука, — например, генетика) пытается подменить собой Бога, намереваясь создавать человека или решать, жить ему или нет, — Церковь против этого восстает. Есть власть Бога, а есть выбор человека. Господь никогда не нарушает нашей свободы, а мы не можем нарушать его прав – права судить человека, давать ему жизнь или забирать ее.

Иерей Андрей Михалев
Настоятель Свято-Троицкого храма г. Орла,
руководитель епархиального отдела по взаимодействию церкви и общества,
руководитель комиссии по вопросам семьи Орловско-Ливенской епархии.

Эвтаназия – противодействие замыслам Божиим. Жизнь — Божий дар. Отнять ее или оставить, может решать только Господь, но не человек.

Да, перед человеком постоянно возникают те или иные проблемы. Это происходит потому, что он несовершенен и отворачивается от Бога. Бог не отворачивается от человека, а человек от Него – да. И что, — значит, давайте поможем человеку в силу каких-то причин уйти из жизни? А как же милосердие? Общество должно заботиться о другом — о том, чтобы человек последнюю часть своей жизни провел не в одиночестве.

Если бы каждый знал, когда он уйдет из жизни, любое наше слово, рукопожатие было бы соизмеримо с вечностью. Мы бы проявляли в отношении других ту заботу, которую хочет видеть в человеке Бог. Но есть правда человека, и он ее меняет. А есть Божья правда, и ее изменить никто не в силах.

Даже среди молодежи все время видишь одиночество, отсутствие радости, смысла жизни. Человек счастлив только тогда, когда с ним Бог. И он не вправе идти против воли Божьей, а когда все-таки идет, будь то однополые «браки» или та же эвтаназия, Господь отвечает человеку скорбями, катаклизмами, катастрофами. Любые братоубийственные войны это — не слабость политической или экономической систем страны, это отсутствие в обществе Бога.

Иеромонах Макарий (Маркиш)
священнослужитель Свято-Алексеевской Иваново-Вознесенской
православной духовной семинарии

Ответы на эти вопросы есть в Основах социальной концепции РПЦ. Новизны в этой теме нет, и антропологическая революция – наполовину естественный процесс, а наполовину – рекламная шумиха. Людям не дано жить вечно, разговоры об этом — фантазии.

Да, медицинские процедуры меняются. Но эвтаназия – это убийство, нарушение самых простых нравственных норм, о которых говорится в клятве Гиппократа. Это недопустимое дело – убивать пациента, а уж тем более ребенка. Если Господь дает человеку жизнь, то надо ее принимать такой, какая она есть. Страдания можно и нужно облегчать, но не ценой его жизни.

Кроме того, граница между жизнью и смертью за счет технологических совершенствований размывается. Можно поддерживать жизненно важные функции в организме неопределенно долго, хотя уже по всем признакам смерть должна была наступить. И тут в Основах социальной концепции РПЦ сказано, что не должно быть убийств, введения каких-то смертельных ядов в организм, а должно быть разумное взвешенное ограничение искусственного поддержания жизни.

Я сам был свидетелем подобной коллизии: в бостонской церкви умерла одна пожилая прихожанка – ей было 88 лет, женщина с очень тяжелой и сложной судьбой. И вот она умирает, в таком случае положено вызывать бригаду, что и сделал священник. Медики приезжают, при осмотре обнаруживают признаки жизни и говорят, что ее надо увезти в больницу и реанимировать. Человеку 88 лет, она уже мечтала умереть, а они ее оживлять будут! Еле-еле удалось оттянуть транспортировку, и врачи констатировали смерть. Вот случай, когда священник ходатайствует не об эвтаназии, но как противник искусственного поддержания жизни. И не надо эту сторону медицинского прогресса путать с эвтаназией, с убийством пациентов.

Исмаил-хаджи Бердиев
председатель ДУМ Карачаево-Черкесии,
председатель Координационного центра
мусульман Северного Кавказа

Тут все ясно и четко сказано Всевышним: срок, который человеку суждено прожить, невозможно продлить или сократить ни на час. Так что эвтаназия – это убийство. Сколько Всевышний предписал человеку жить, столько он и проживет, а человек не может принимать решение о смерти другого.

Но занятия наукой для продления человеческой жизни также даны человеку Всевышним. Он говорит, что человек должен следить за своим здоровьем, и что от всех болезней есть лекарства, но не от смерти. И если от какой-то болезни сегодня лекарства нет, то его еще найдут.

Шафиг Пшихачев
Член Общественной палаты РФ,
Президент Международной исламской миссии

Для истинно верующего человека такие вопросы не встают, потому что жизнь дает Всевышний, — Он же и решает, когда произойдет отход в мир иной. Это единственное явление, над которым человек не властен. Да, у человека есть свобода выбора, но и убийство, и самоубийство – страшный грех для верующего человека любой конфессии. Начало и конец жизни должен определять только Всевышний

Да, медицина сегодня шагнула далеко вперед, понятия о молодости и старости расширяются. Например, мужчину в 48 лет раньше считали стариком. Именно столько лет было, например, мужу Анны Карениной, о котором в произведении так и сказано – «почти старик». Сегодня это вообще не старческий возраст.

Но Всевышний просто так ничего не делает. Тем «летунам», которые решили прервать свою жизнь, земная жизнь не казалась комфортной, но жизнь – это испытание. И если человек находит смысл в своей жизни, он вряд ли решится по своему желанию умереть.

Сегодня творится вакханалия безнравственности, прагматизма и войны. Всем постоянно надо что-то перекраивать, завоевывать, люди разучились разговаривать друг с другом. Кто всему этому виной? Сам человек, жизнь которого уже не наполнена смыслом, потому что он отошел от религии. Но сейчас как никогда востребованы нравственные устои и ценности наших традиционных конфессий.

Зиновий Коган
Председатель Конгресса еврейских религиозных
организаций и объединений России, раввин

Россия пытается увеличить продолжительность жизни, но сегодня мы пока похвастаться почти ничем не можем. Да, продолжительность растет, но нам еще шагать и шагать, хотя при нашей территории и численности населения мы можем позволить себе плодиться, размножаться и жить долго.

Надо продлевать жизнь всем, кто живет, оказывать помощь всем, кто болен. Да, нельзя заставлять человека мучаться от боли, но для этого надо убрать дурацкие запреты на лекарства по обезболиванию, а не убивать человека, ведь эвтаназия – это, безусловно, убийство.

И здравоохранение должно идти впереди образования. Сначала надо быть здоровым, благодаря этому человек будет счастливым, ведь долголетие не бывает в несчастии.

Источник: REGIONS.RU

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий